СОДЕРЖАНИЕ:



Стр.
ВВЕДЕНИЕ

3
ГЛАВА 1. Социально-экономический и политический кризис в послевоенной Италии
5
ГЛАВА 2. Муссолини – идеолог фашизма
12
ГЛАВА 3. Основные этапы фашизации Италии
16

  • 1. Формирование фашистского движения: от отрядов до взятия государственной власти
16

  • 2. Установление фашистской диктатуры (1922-1925 гг.)
19

  • 3. От реорганизации государства до чрезвычайных законов
22

  • 4. «Корпоративное государство», по Муссолини
24
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

27
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
28

ВВЕДЕНИЕ

В ряду глубоких изменений внесенных в мир I мировой войной, особое внимание привлекает к себе своеобразный кризис государственных форм, связанных с характерными новыми явлениями в области политической жизни. Конечно, не война породила эти явления, - напротив, она сама явилась результатом и признаком их созревающей реальности. Она лишь их обнаружила, подчеркнула, заострила. Они зрели в недрах XIX века и, как видно, представляют собою нечто естественное и закономерное.

В истории народов и стран бывают периоды, когда противоречие и борьба доходят до крайних пределов. Все действенные и активные силы общества концентрируются на двух противоположных полюсах борьбы, а все умеренные и промежуточные элементы отходят на второй план. История в период наивысшего напряжения сметает на своем пути все компромиссные и половинчатые решения.

Один из таких периодов пережила и Италия после I Мировой Войны. Мощное революционное движение грозило разрушить все здание итальянского государства. Страна оказалась перед перспективой ниспровержения существующего строя и установления диктатуры пролетариата. К этому моменту относится начало роста фашизма, который стал в авангарде контрреволюции. Он довел борьбу пролетариата до создания тоталитарного государства, которое полностью ликвидировало легальное рабочее движение и ужесточило демократические завоевания целой исторической эпохи. Создание такого государства было завершено в 1929 году.

Само слово "фашизм" традиционно ассоциируется с Германией 1933 - 1945 годов. Это связано с типично советской точкой зрения, которая видит в режимах Гитлера и Муссолини единую силу, являющуюся реакцией крупной буржуазии на победное шествие коммунистической идеологии. В режимах Гитлера и Муссолини действительно есть много общего. Впрочем, в 1935 году, когда VII конгресс Коминтерна сформулировал этот тезис, между этими режимами было меньше общего, чем между советским и германским режимами, что, кстати, признавал и Гитлер. С другой стороны, итальянский фашизм стал первым опытом власти "партии нового типа" некоммунистической направленности, и в этом смысле действительно явился предшественником нацизма. Поэтому фашизм в строгом смысле слова есть, прежде всего, явление итальянское.

Историография по рассматриваемой теме очень обширна. Интересный материал о происхождении итальянского фашизма содержится в сборнике статей разных лет П. Алагри1. Подробную историю фашизма, как социального явления можно проследить по исследованиям Б.Р. Лопухова.2 В работе В.И. Михайленко «Итальянский фашизм: основные вопросы историографии» с разных точек зрения показываются проблемы генезиса фашизма 3. Б. Бессонов анализирует идеологическую эволюцию итальянского фашизма и исследует реальное ее применение на практике.4 Личность Бенито Муссолини, его идеи, мысли и действия как лидера фашистского движения проследил Л.С. Белоусов в книге «Муссолини: диктатура и демагогия».5

В своей работе я широко использовала специальные главы и разделы учебников (различных авторских коллективов) по Новейшей истории стран Европы6, где события рассматриваются с опорой на источники, либо дискутируется то или иное событие.

Источниками по данной теме являются документы, раскрывающие политическую историю Италии рассматриваемого периода, опубликованные в Хрестоматии по новейшей истории7. Работы основателя и руководителя Коммунистической партии Италии, теоретика-марксиста Антонио Грамши - «Тюремные тетради»8. Классовый характер фашизма, и многие другие ответы на вопросы о специфики фашистского движения мы можем найти в курсе лекций П.Тольятти9. Основное внимание в них уделено анализу социальной базы фашизма, выявлению роли созданных им массовых организаций в механизме функционирования диктатуры.

Цели работы сформулированы в названиях ее глав и параграфов: рассмотреть социально-экономической и политический кризисы в послевоенной Италии, выделить основные предпосылки и причины возникновения фашизма именно в этот период; проследить генезис фашизма в 20-е годы, а также раскрыть основные этапы фашизации Италии; отдельно проанализировать роль фигуры Б. Муссолини – как идеолога и вдохновителя итальянского фашизма.

ГЛАВА 1. Социально-экономический и политический кризис в послевоенной Италии

На рубеже XIX-XX Италия относилась к группе отсталых аграрных южно-европейских стран «второго эшелона». В промышленном секторе была занята 1/3 трудоспособного населения, 2/3 трудились в сельском хозяйстве.

На исходе первого десятилетия ХХ века «эра либерализма» Джолитти начала клониться к закату: экономические трудности и социальная борьба плохо поддавались либеральному лечению. Было решено прибегнуть к более эффективному средству – «сильной и смелой» внешней политике. В 1910-1911 гг. активизировалось националистическое движение, которое пропагандировало войну как средство «возрождения» нации и призывало к захватам территорий Северной Африки, Балкан и Малой Азии. В Северной Африки Италию давно привлекали Триполитания и Киренаика – области в Ливии, входившие в Османскую империю, обладание которыми усилило бы позиции Италии в Средиземноморье. Римский банк, связанный с Ватиканом и имевший интересы в Триполитании, стал одним из спонсоров ее захвата. Правительство Италии в сентябре 1911 г. объявило войну Турции. Через год был заключен мир, в результате которого Ливия стала итальянской колонией. Ливийская война вызвала как эйфорию национализма, так и акции протеста, но, главное, она ухудшала экономическую и социально-политическую ситуацию в стране, в вскоре Италии пришлось решать вопрос об отношении к мировой войне.10

Вынужденная определиться, Италия первоначально примкнула к Тройственному союзу, надеясь на колониальный передел мира. Однако уже в самом начале войны итальянское правительство не поддержало своих союзников и, не рискнув ввязываться в европейскую войну, объявила нейтралитет. Но уже в 1915 году, после того, как стал очевидным провал немецкого плана войны, прельстившись на обещания Антанты (англичане и французы сулили ей золотые горы в виде Триеста, Тироля, территорий в Далмации, Албании, то есть изрядного куска альпийских и балканских земель), Италия объявила войну Австро-Венгрии. Закончилось все это печально: переброшенные на юг две германские дивизии прорвал фронт у реки Капоретто, чем обратили итальянскую армию в паническое трехсоткилометровое бегство, которое закончилось естественным путем (немцы прекратили наступление)11.

После этой катастрофы, которой закончились активные боевые действия на итальянском фронте, Антанта перестала воспринимать Италию как реальную силу. Поэтому на Парижской мирной конференции, хотя итальянский премьер-министр Орландо и входил в "большую четверку" (вместе с Клемансо, Ллойд-Джорджем и Вильсоном), Антанта и не думала выполнять своих обещаний (кроме передачи Италии оставшихся бесхозными после распада Австро-Венгрии Южного Тироля - Трентино и Истрии с Триестом).

Так Италия стала «побежденной среди победительниц», попав в еще более сильную военно-политическую и финансовую зависимость от союзниц. Национальные чувства, особенно острые в недавно объединившейся стране, вновь были оскорблены. Это "оскорбление" наложилось на тяжелейший послевоенный экономический и социальный кризис, особенно острый в слаборазвитой Италии12. Понятно, что разочарование в "испорченной победе" превращалось в источник националистической досады, даже патриотического гнева, - и рождало лозунг: "исправление победы!".13 Мало выиграть войну, - нужно уметь выиграть и мир, спасти победу.

Война принесла Италии свыше 600 тыс. убитых, более миллиона раненых и калек, опустошенные провинции, разгул спекуляции и злоупотреблений, разочарования и жажду перемен. Был нанесен сильнейший удар по финансовой системе страны. Внешний долг к концу войны достиг 19 млрд. лир, а общие военные убытки составили 1/3 ее национального богатства.14 Золотой и валютный запас был практически исчерпан из-за закупок стратегических материалов и вооружения в ходе войны. Это привело к неконтролируемой инфляции и росту налогов. Только на поддержку крупнейших банков (их банкротство привело бы к полной экономической катастрофе), правительство вынуждено было выделить в 1920 - 1921 годах 4 миллиарда лир. После прекращения военных заказов и в силу невозможности далее поддерживать производство из-за пустоты в казне, начинаются лавинообразные серии банкротств предприятий. В 1919 году несостоятельными были признаны 500 предприятий, в 1920 - 700, в 1921 - 1800, в 1922 - 3600, в 1923 - 5700.15 В полтора - два раза падает добыча всех полезных ископаемых, сокращаются посевные площади, что приводит во все еще аграрной по преимуществу стране к массовому обнищанию крестьянства. Происходит стремительный рост безработицы, усиленный массовой демобилизацией солдат. В 1920 году в Италии насчитывалось около 150 000 безработных, в 1922 – 407 000.16

До войны Италия экспортировала продовольствие, а после войны должна была закупать его за границей. Лишенная стабильных внешних рынков сбыта и без достаточно емкого внутреннего рынка, вынужденная свернуть военное производство, страна оказалась на пороге экономического кризиса 1920 г. Тяготы послевоенного времени остро испытывали рабочие, крестьяне и арендаторы, мелкие торговцы и предприниматели, чиновники и служащие, демобилизованные солдаты и офицеры.

Как раз во время войны Италия превратилась из страны аграрной в страну аграрно-индустриальную. Война создавала видимость промышленного процветания государства. Увлечение крупной индустрией, невероятно распухшей по военным соображениям, не прекращалось и после заключения мира. Высокая концентрация капитала и монополизация средств производства, отсюда и концентрация рабочих масс – это дало мощный толчок развитию революционного пролетариата.17

Активизация массовой ментальности проявилась как в спонтанных массовых действиях (погромы продовольственных магазинов - в повышении цен оказались "виноваты" торговцы или правительство,- самовольные захваты земель в деревне и т.д.), так и в деятельности организаций, манипулирующих массой, прежде всего радикального крыла социалистов, ориентированного на Коминтерн (центром их была редакция Туринской газеты с характерным названием "Ordine Nuovo" - "Новый порядок"). Воспользовавшись ростом в условиях кризиса стачечного движения (в 1919 году случилась 1871 забастовка с более чем полутора миллионами участников) эти социалисты придали ряду стачек политический характер.18 Активизация массы неизбежно вела к перерастанию экономического кризиса в политический.

Особенностью политической жизни довоенной Италии было отсутствие у буржуазии собственных партий. Буржуазные и мелкобуржуазные политические течения (либералы, республиканцы, радикалы) существовали как группы в парламенте, объединявшиеся не программой, а приверженностью определенному лидеру, опиравшиеся на местах на сеть личных связей. В силу этого парламент был не институтом развитой демократии, а ареной всякого рода политических комбинаций и блоков, посредством которых осуществлялась власть господствующего класса. После войны стало очевидным неэффективность таких методов управления19.

Введение еще в 1912 г. всеобщего избирательного права для мужчин осложнило применение тактики парламентских маневров, выработанной в условиях ограниченности избирательного корпуса. Капитуляция нейтралистского большинства депутатов перед сторонниками вступления Италии в войну способствовало дискредитации парламента. Парламентские институты стали утрачивать свой престиж в глазах мелкой буржуазии, которая раньше являлась их главной опорой.

Буржуазные круги нуждались в новой сильной партии, связанной с массами. И в марте 1919 г. при содействии высших католических кругов была образована Народная партия (пополари, от итал. «popolo» - народ), однако она не носила религиозного характера. Партия возникла на базе массового католического движения и вела за собой значительную часть крестьянства, особенно южных провинций, на что обратил внимание А. Грамши. Иначе, - отмечал еще в 1921 г. он – «будет сделано все, чтобы беспощадно разгромить органы политической борьбы рабочего класса и включить органы экономического сопротивления (профсоюзы, кооперативы) в аппарат буржуазного государства».20 По сути, это была буржуазная партия, опиравшаяся на пролетариат и использовавшая традиционно глубокие религиозные чувства итальянцев. Программа Народной партии содержала требования, близкие интересам ее рядовых членов. Под своим контролем пополари организовали и крупный общенациональный профцентр – Итальянскую конфедерацию трудящихся.21

Образование Народной партии означало, что Ватикан окончательно снял запрет на участие католиков в политической жизни. С окончанием войны правящим кругам пришлось пойти на дальнейшую демократизацию избирательной системы. Был введен принцип распределения парламентских мандатов между партиями пропорционально числу голосов, полученных ими на выборах. От этого выиграли те политические силы, которые имели массовую опору – Итальянская Социалистическая Партия22 и Народная партия. В ноябре 1919 г. на парламентских выборах они завоевали из 499 мест в палате депутатов соответственно 154 и 99, тогда как различные группы либералов – лишь 181 место.23 Чтобы не допустить «опасного союза» двух крупнейших партий, депутаты других буржуазных партий блокировались с пополари, отколов их от социалистов. Тем самым у власти остался блок буржуазных партий.

Таким образом, политический режим, который сложился в результате национального объединения Италии, оказался как бы подточенным изнутри. По поводу «искалеченной победы» крайние империалистические круги развернули пропаганду, нашедшую отклик в особенности у бывших фронтовиков и мелкобуржуазной среде. Возникли различные организации и движения, поднимавшие на щит идею «национального величия». Мятежные настроения проникали в армию, которая становилась все менее наделенной вооруженной опорой существующего порядка. Волнения в армии и на флоте демонстрировали стремление бывших фронтовиков, особенно фронтовой молодежи, к переменам. Они не скрывали своей обиды на предательство союзников, «обделивших» Италию, и с энтузиазмом подхватывали националистические лозунги фашистов о необходимости внешних захватов и «национальном величии».

"С начала 1919 года началось какое-то светопреставление... Все говорило о революции, и на самом деле революции было обеспечено большинство; сами противники были готовы примириться с ней... Но революция не побеждала, не осуществлялась... Итальянский пролетариат, казалось, ожидал повторения чудес Иерихона, - а именно гибели буржуазной Бастилии, т.е. капиталистического государства, лишь от действия распеваемых революционных гимнов и развевающихся красных знамен". Так отзывается об этой эпохе известный анархист Фабри в своем труде «Превентивная революция».24

Ослабленное итальянское государство оказалось перед лицом острейших социальных проблем, под натиском небывало широкого и носившего наступательный характер массового движения трудящихся.25 1919 – 1920 годы вошли в историю Италии под названием «красного двухлетия».

В стачечном движении, охватившем свыше 2 млн. человек, рабочие требовали 8-часового рабочего дня, повышение зарплаты, введение индексации зарплат и заключения коллективных договоров. Забастовки сопровождались массовым вступлением рабочих в профсоюзы.

В условиях послевоенной разрухи не только рабочий класс, но и другие слои населения ощутили острейшую потребность в защите своего жизненного уровня.

В районах капиталистического сельского хозяйства (особенно в долине реки По, батраки требовали признания права своих организаций на регулирование условий найма и соблюдения определенных норм использования рабочей силы). Эти разнородные движения несли в себе мощный заряд антикапиталистических настроений. Видный деятель А. Грамши серьезно поставил вопрос о специфике крестьянского вопроса, указав на всю важность так называемой южной проблемы. К этой мысли Грамши все чаще возвращается в начале 1920 г. «Аграрную проблему, - писал Грамши, - могут решить только голодные рабочие Северной Италии, может решить только пролетарская диктатура…..Историческая задача социалистической партии состоит в том, чтобы организовать класс рабочих и крестьян в господствующий класс»26.

Весной 1919 г. распространилось стихийное движение за захват помещичьих земель, оно достигало такого размаха, что правительство вынуждено было сделать уступки и в 1919 -1920 гг. принять законы, улучшающие положение сельского населения, в том числе в ряде случаев разрешалась передача в руки крестьян захваченных ими земель.

Рабочие и крестьяне вступали в борьбу, добиваясь расплаты за тяготы и страдания военных лет. Это придавало выступлениям трудящихся политический оттенок. Повсеместно на предприятиях создавались фабрично-заводские советы. Особенно это проявилось в период апрельской всеобщей забастовки (1920 г.) в Турине. Дело доходило до захвата фабрик.

В то время, когда нужно было возглавить массовое народное движение, руководство ИСП, партии призванной защищать интересы рабочих, заняло соглашательную позицию. Это был во многом связано с развернувшейся внутри партии борьбы различных течений. Постигшая рабочее движение неудача имела важные последствия, а именно: утрату доверия как к правительству, так и к лидерам Социалистической партии и профсоюзов.

В течении «красного двухлетия» в ИСП сложилось сектантское левое течение. В итоге, вместо объединения сил против надвигающегося фашизма, в ходе ХVII съезда (в Ливорно) в январе 1921 г. левое крыло (коммунисты) с частью максималистов провозгласили (21 января 1921 г.) создание Коммунистической партии Италии27. Как позднее признал лидер КПИ (после ареста Гармаши) Пальмиро Тольятти то, что левые силы упустили возможность парламентской борьбы за власть, отрицая веяние реформы. Другая ошибка той поры – «недооценка возможности развития массового фашистского движения…..Ошибка в теоретическом анализе неизбежно влекут за собой и ошибки в политической ориентации,… но если видеть только одну сторону явления, мы неизбежно совершим ошибку в выводах: чем сильнее разовьется фашистское движение, тем острее будет революционный кризис.».28

«Другой ошибкой был фашизм…В результате происходит утрата политической перспективы, создается иллюзорное представление, будто фашизм у власти, то это конец…Ставка буржуазии в этой борьбе – установление ее диктатуры в самой открытой форме. Цель борьбы пролетариата – установление его собственной диктатуры…В игнорировании этого заключалась ошибка Бордичи, который с презрением заявлял: зачем нам бороться за демократические свободы, если все равно они полетят к черту?»29

По отношению к потенциальным союзникам левые партии (в том числе КПИ) допустили ряд ошибок. Отпугнув крестьян лозунгом социализации земли, не проводя различия между виновниками и рядовыми участниками минувшей войны. И если до осени 1920 г. рабочий класс еще обладал такой реальной мощью, которая заставляла считаться с ним и сдерживала колебания среди слоев вправо, но с этого момента уже ничто не препятствовало их массовому переходу в лагерь буржуазной реакции, представленной в качестве ударной силы фашизмом.30

Таким образом, после первой мировой войны в Италии сложился комплекс конкретно-исторических условий, в которых возник фашизм. Главным составляющим этого комплекса стали: слабость итальянского государства в проведении им внутренней и внешней политики; последствия «искалеченной победы»; активное массовое движение трудящихся в 1919-1920 гг.; рост левых партий; крушение идеалов и стереотипов довоенного времени в массовой психологии итальянцев.

.

ГЛАВА 2. Б. Муссолини – идеолог фашизма

Фашизм исторически неразрывен с именем Бенито Муссолини. Будучи в достаточной мере сложной социально-политической силой, он, разумеется, не есть произвольное "изобретение" одного лица. Но редко где историческая сила находила столь яркое и полное персональное выражение, как в данном случае. Вот почему изучать фашизм нельзя, не встречаясь на каждом шагу с личностью и словами его бессменного, его единого и единственного вождя.

Имя этого человека в 1920 – 30-е гг. знала вся Италия от мала до велика. Его профиль с бритой головой и выпяченной нижней челюстью печатался на монетах, его многочисленные портреты, бюсты, фотографии красовались во всех государственных учреждениях и жилых домах. Его имя набиралось КРУПНЫМ шрифтом на каждой странице во всех газетах, неоднократно в течение дня звучало по всем программам национального радио.

Фашистское движение, опирающееся на пестрые силы, вбирающее в себя разнообразные тенденции, вдохновляющееся больше чувством, нежели четкой идеей, вряд ли могло победить, не будь у него способного вождя.

Бенито Муссолини родился в 1882 г. в семье мелкого ремесленника - кузнеца-одиночки. Юношей эмигрировал в Швейцарию, где некоторое время зарабатывал на жизнь физическим трудом. По возвращении на родину, в город Форли, и довольно поверхностно познакомившись с трудами европейских философов (в том числе марксистов), вступил в 1903 г. в социалистическую партию. В ней он выделился как хороший организатор, журналист и оратор.31 Однако подлинным социалистом он никогда не был, в действительности его привлекали анархистские идеи.32

Социалистическая партия открывала перед провинциалом, бывшим сельским учителем путь к большой политической арене. А Муссолини был с юных лет одержим чудовищным честолюбием и манией власти, увлекался идеями Маккиавели и Ницше. Вообще он любил подчёркивать свою исключительность, избранность. Даже присвоил себе титул “пилот Италии №1”, так как с удовольствием управлял самолётом. Любил он сравнивать себя и с героями Древнего Рима, особенно с Юлием Цезарем (возможно, потому, что в это время быстро лысел). Его любимым изречением станет афоризм Ницше: «Нет ничего истинного, все дозволено».33

Историки самых различных направлений единодушно отмечают, что характерной чертой Муссолини была отнюдь не сила воли, а … «эластичность», или говоря точнее, приспособленчество, беспринципность и … интуиция. Он всегда идет в гору с теми, кто имеет шансы на победу сегодня.34 Современники называли его «артистом действия», обладавшим огромным честолюбием, неутомимой волей. Его считали человеком толпы, отличавшимся большой политической интуицией и практическим умом. В те времена еще не было имиджмейкеров, и Муссолини сам шлифовал свой образ. Он предпочитал черную одежду, эффектно жестикулировал, принимал артистические позы. Муссолини был блестящим оратором, его выступления были наполнены фразеологией опытного агитатора и демагога.35

Необходимо подчеркнуть основное и своеобразное в Муссолини: он - человек революции, человек новейшей эпохи, а не реакционер или консерватор старого банального типа. Придя слева, он сохранил методы и самый "дух" своего прошлого в своем настоящем: это не индивидуальное отступничество, а социально-историческое знамение. 36

В период роста рабочего движения Муссолини – рьяный социалист и противник войны. Он быстро выдвигается и становится даже редактором «Аванти!». В 1914 г., когда начался торг великих держав за вступление Италии в войну, Муссолини выступает за так называемый «активный нейтралитет», т.е. по существу за подготовку к войне. На деньги, полученные от французского банка, Муссолини основывает газету «Пополо д’Италия», которая становится рупором войны.37

Начало Первой мировой войны изменило судьбу будущего дуче. За пропаганду среди народа идеи участия в войне в октябре 1914 г. Муссолини был исключён из Социалистической партии. В 1914-1915 гг. Муссолини примыкает к движению интервенционалистов, которое проводило агитацию за вступление Италии в войну на стороне Антанты. Надо сказать, что сам он не торопился начать воевать. Получив ранение в учебном подразделении, больше ни в одном бою не участвовал.

Обращение к «социалистическому прошлому» Муссолини позволяет лучше понять не только его личное движение к фашизму, но проследить важные моменты генезиса фашистской идеологии и самого движения. Понять причины выдвижения Муссолини на руководящий пост (редактора «Авнти!») помогает оценка А. Грамши. Обстановка, сложившаяся в итальянском социалистическом движении в тот период, «благоприятствующий бонапартизму, при которой люди более или менее идейно убежденные могли добиться высших руководящих постов в результате внезапных маневров, личных эфемерных успехов, достигнутых на каком-либо съезде партии или в разгар выступлений. Никакой иной формы не существовало именно потому, что не существовало устойчивых группировок, тесно связанных с городским пролетариатом, т.е. наиболее революционным отрядом трудящихся масс»38.

В т.н. «социалистический период» в работах Муссолини начинают появляться теоретические концепции, которые впоследствии найдут свое отражение в «доктрине фашизма». Это – идея о массах, подчиненных воле вождей или элиты, «философия силы», миф о «решительном исцеляющем насилии».

Взгляды на государство формировались у Муссолини под влиянием идеи Ницше «государство – это армия и бюрократия». Отсюда вытекала установка на захват государства.

Муссолини презирал народные массы, считая их «орудием для осуществления высочайших подвигов сверхчеловека»39. Беспощадную характеристику Муссолини дал в 1924 г. А. Грамши: «он был тогда – как и теперь, - концентрированным воплощением итальянского мелкого буржуа, полного ярости, жестокости, смесью всех отбросов, оставленных на национальной почве несколькими веками иноземного владычества и засилья попов; он не мог быть вождем пролетариата и стал диктатором буржуазии»40. К этим чертам характера Муссолини многие историки добавляют властный индивидуализм, неумеренное тщеславие, волю к власти, отсутствие твердых моральных принципов.

Муссолини, встав во главе фашистской организации, не был банальным реакционером. Он сохранил демагогические методы и дух своего социалистического прошлого. Это был «артист действия», подстрекаемый личным честолюбием.

Муссолини лучше социалистов учел опыт русской революции - великий урок "массового действия", преподанный ею политикам всех стран. Он понял все значение централизованного руководства в революционные времена, всю необходимость сочетать воедино убеждение с принуждением, или, по Сорелю, "мифа" с "action directe". Отсюда - военная организация политической партии с одной стороны, и широкая пропаганда, покоряющая массу, - с другой. Для пропаганды нужны лозунги, доступные и зажигающие, бьющие в сердца и, главное, попутные динамике определяющих социальных интересов эпохи. Эти лозунги нашлись у фашизма.41

Линия преемственности между фашизмом и национализмом прослеживается также в одинаково враждебном отношении к пролетариату. На формирование фашисткой идеологии повлияли и программные установки итальянского футуризма, идеология которого основывалась на политической концепции «будущего», которая была нацелена на модернизацию или слом надстроечных элементов, препятствующих развитию капитализма. Отдельные компоненты футуристической программы были поглощены фашистской идеологией и особенно проявились в искусстве, пропаганде, насаждаемом режимом образе жизни.42

В трудах П. Тольятти содержится аргументация о генезисе фашизма и его идеологии. «Что мы обнаруживаем, анализируя фашистскую идеологию? Всего понемногу. Это идеология эклектична. Но крайний национализм – повсюду составная часть идеологии всех фашистских движений… Наряду с национализмом в этой идеологии есть и многочисленные заимствования из других идеологий. В частности из социал-демократической сферы».43

ГЛАВА 3. Основные этапы фашизации Италии

§ 1. Формирование фашистского движения: от отрядов до взятия государственной власти

23 марта 1919 года «в бурлящем Милане, в маленьком зале торговой школы на площади San Sepolkro, собралось несколько десятков человек: ардити, легионеры, экс-комбатанты. Их воодушевляли чувства патриотического гнева, ненависти к союзникам, презрения к собственному правительству, воли к национально-народной революции; большинство их пришло слева - от социалистов и синдикалистов».44 Это были первые фашисты. Было объявлено о создании новой политической организации “Fascio di combatimento” (в пер. «Союз борьбы»).

Принятая тогда программа носила преимущественно мелкобуржуазный характер. Ее первоначальные требования демагогически провозглашали ликвидацию монархии и отмену титулов, введение налога на крупный капитал и упразднение обязательной воинской повинности, 8-часовой рабочий день и аграрную реформу по принципу «Земля тем, кто ее обрабатывает». Главный упор в ней также делается на идею нации и патриотизма. Именно эта идея противопоставляется идее диктатуры пролетариата и интернационализма.45 Фашисты ввели военизированную форму – черные рубашки, особую организационную структуру – легионы, когорты и древнеримское приветствие – взмах протянутой вперед прямой руки.

Фашисты не провозглашали никакой партийной платформы, и Муссолини разъяснял, что “фашисты – это цыгане итальянской политики; они не связаны ни с какой целью. У нас нет никаких твердо установленных принципов, – говорил он, – у нас нет ничего, потому что мы – не религия, а лишь движение. Мы – не партия, мы – здоровое тело нации”46.

К фашизму устремилась часть интеллигенции, безболезненно отрекшаяся от идеалов либерального государства. К нему примкнула часть чиновничества, досадливо следившего за «флиртом» государства с рабочими. Своего рода кульминационным моментом борьбы был сентябрь 1920 г. В это время массовое движение за захват фабрик рабочими со всей очевидностью обнаружило слабость и нерешительность социалистических партии, не сумевшей возглавить массовое движение. И в левых силах именно тогда произошел раскол, что явно сыграло на руку фашистам. С другой стороны, сентябрьское движение за захват фабрик усугубило кризис либерального государства.

За достаточно короткое время Муссолини умело воспользовался конкретными условиями послевоенной Италии и добился превращения фашизма в массовое движение. Он сумел заручиться поддержкой не только итальянской монополистической буржуазии, банкиров, аграриев, но и руководства армией, королевского двора, Ватикана. После поражения движения рабочих за захват предприятий осенью 1920 г. фашизм предстает уже в виде движения, опирающегося на самые широкие массы, с одной стороны, и пользующейся поддержкой наиболее влиятельных групп правящих классов, с другой. Число фашистских союзов и их численность стала быстро расти (если осенью 1920 г. в стране было 200 фашистских союзов, то через год их число увеличилось более чем в 10 раз).47 Также свою решающую роль в обретении фашистским движением многочисленных сторонников среди среднего слоя крестьянства, сыграли лозунги ИСП о призыве к экспроприации земельной собственности.

Первый съезд фашистских союзов, как уже было отмечено, состоялся в октябре 1919 г. накануне парламентских выборов. Предвыборная тактика фашистов тогда претерпела полный крах. И на политических выборах, состоявшихся 6 ноября, фашисткой партии не удалось пробиться в парламент.

24-25 мая 1920 г. в Милане на Втором съезде фашистских союзов почти наполовину обновился их руководящий состав. Фашистские союзы насчитывали уже 27,4 тыс. человек и 3,7 тыс. в «студенческом авангарде».48

Итог эволюции идейно-политической программы фашизма был подведен на Третьем съезде фашистских союзов в ноябре 1921 г., на котором Муссолини сумел объединить свое движение в не особенно крепкую партию (Национальную фашистскую партию49 - «Partito Nazionale Fascista») с новой, тщательно разработанной, хотя и менее радикальной программой. И за поразительно короткое время смог организовать массовое движение. К осени 1921 г. в Италии насчитывалось 2200 фашистских союзов, в которых состояло 310 тыс. членов.50

В основу принятой программы партии была положена националистическая идея. Государство и его институты, отдельные личности и группы – все подчинено интересам нации. Неоднозначно ставился вопрос о государственном регулировании экономики. Основные усилия государства, как отмечалось в программе, должны быть направлены на «избавление государственного баланса от непроизводительных затрат».51 Предполагалось передать в частный сектор убыточные для государства железные дороги, почту, телеграф, телефон. В целом создавалось впечатление, что на данном этапе фашистская партия придерживалась либералистских рецептов экономического регулирования. В программе отвергались дорогостоящие, неэкономические механизмы огосударствления, социализации, подчеркивалось, что «фашизм признает социальную функцию частной собственности, которая имеет свои права и свой долг».52 В программе были определены функции фашистских корпораций: «выражение национальной солидарности … и развитие производства»53. В целом социально-экономическая начинка программы фашистов отвечала интересам господствующих классов, и в первую очередь финансовой олигархии и крупной буржуазии. Программа была рассчитана на изменение политического режима, поэтому фашизм нашел поддержку со стороны крупного монополистического капитала.

Фашистская партия заявила также о готовности взять на себя обязанность по наведению общественного порядка, «упорядочить необузданную борьбу интересов различных слоев и классов», по замечанию Б. Р. Лопухова, - эта идея буквально витала в воздухе.54 Контрреволюционная функция нашла свое наиболее яркое выражение в терроре, который фашизм обрушил в первую очередь против классовых организаций трудящихся. В период 1921-1922 гг. фашисты разрушили сотни помещений секций социалистической и коммунистической партий, профсоюзных организаций, были убиты многие рабочие активисты. Сопротивление фашизму имело в своей основе, прежде всего, сопротивление рабочего класса. Но эффект от этой борьбы снижался отсутствием в Италии единого антифашистского фронта. Социалисты избрали тактику пассивного сопротивления и подписали с Муссолини «Пакт умиротворения» об отказе от насильственных форм политической борьбы.55

На выборах, прошедших 15 мая 1921, фашистское движение, ставшее более респектабельным благодаря вступлению в избирательный блок с Джолитти, завоевало 35 мест, а представительство социалистов уменьшилось со 156 до 122. Затем последовала серия перестановок в кабинете министров. Конфликты между коммунистами, социалистами и фашистами становились все более частыми. В августе 1922 состоялась всеобщая политическая антифашистская забастовка, которая в случае успеха могла повлиять на правительство и преградить фашистам путь к власти. Однако забастовка была сорвана.

Во время августовской забастовки именно фашизм, а не слабое государство, «навел порядок» в стране. У правительства были в руках власть, армия, полиция, которые легко могли подавить путч. Словом у государства было много материальных, но не было духовных средств борьбы.

Политическая ситуация в Италии благоприятствовала решительным действиям.

И 30 октября 1922 г. стало датой прихода фашистов к власти в Италии. Страна столкнулась с парадоксом истории – кризис рабочего движения оказался и фактором, углубившим кризис либерального государства. В своей программной речи в Удине 20 сентября 1922 г. Муссолини бросил лозунг «Рим – или смерть!».56 17 октября 1922 года начальник службы армейской безопасности писал: "Муссолини настолько уверен в победе и в том, что он является хозяином положения, что предвидит даже первые шаги своего правительства. Кажется, он намеревается совершить переворот от 4 до 11 ноября". Офицер ошибся, переворот произошел 28 октября.57

В конце концов, оказавшись перед выбором: или решительное подавление фашистского путча, или формирование правительства во главе с Муссолини, король решается на второе и направляет в Милан соответствующее предложение. И 30 октября в 10 часов 42 минуты, Муссолини выходит на перрон столичного вокзала уже в роли премьер-министра нового правительства. Одновременно в город вступают колонны его сторонников, не встретившие никакого сопротивления.

Поход на Рим стал своего рода «бескровной революцией». Так Италия стала первой страной, где фашисты пришли к власти. В Европе поднялась первая волна фашизма.

§ 2. Установление фашистской диктатуры (1922-1925 гг.)

Итак, в октябре 1922 г. фашисты занимают в новом правительстве господствующие позиции, никак не соответствующие их представительству в палате депутатов (35 из 527 мест). Их лидер Муссолини стал премьер-минситром, министром внутренних дел и временно исполняющим обязанности министра иностранных дел. Фашисты возглавили также ключевые министерства – юстиции и финансов. В своей парламентской речи Муссолини иронически отмахнулся от изложения программы правительства. Но в прошлом, он не раз отмахивался от парламентского режима, провозглашал необходимость установления нового политического представительства.58

Не затронув главных столпов государства, фашисты вносят изменения в методы и дух государственного управления. Создание правительства, фактически – именно фактически, а не юридически – вставшего над парламентом, было первым крупным изменением. Местная администрация подпадает под контроль местных фашистских организаций. При префектах появляются политические уполномоченные.59

Сами фашисты определили первый период своей власти как диктатуру фашистского правительства или диктатуру фашистской партии над либеральным государством. Гарантией этой диктатуры стали два новых института – Большой фашистский совет (БФС) и Добровольная милиция национальной безопасности (ДМНБ). При помощи БФС решались все кадровые вопросы, а с помощью милиции ставилась цель покончить с фашистской вольницей. Королевский декрет от 14 января 1923 г. дал юридическое признание фашистской милиции. Вскоре она была преобразована и подчинялась непосредственно главе правительства, т.е. Муссолини, это естественно резко усилило его личную власть. Он располагал теперь такой силой и влиянием, которая и не снились его предшественникам на этом посту.60

А что же представляла собой фашистская партия непосредственно после прихода к власти? П. Тольятти пишет: «Мы располагаем статистическими данными о социальном составе партии ко времени ее Римского съезда …Эта статистика охватывает 151 тыс. членов партии… ,но… характер партии определяют 7 тыс. буржуа и 27 тыс. служащих».61

Фашизм продолжал идти по пути усиления правительственной власти, а не преобразования законодательной. С этой целью был разработан (депутатом Ачербо) законопроект о реформе избирательной системы, по которому партия или блок партий, собравшие на выборах 1/4 голосов избирателей, получали 2/3 в парламенте. А оставшаяся треть парламентских мест должна была распределяться между другими партиями пропорционально числу выигранных голосов.62

На выборах 5 апреля 1924 года фашисты вместе с либералами, выступавшими общим списком с ними, получили почти 2/3 всех мест и теперь бесспорно господствовали в парламенте. Впрочем, этот успех на выборах был достигнут, прежде всего, с помощью террористических мер и благодаря финансовой поддержке со стороны промышленного объединения «Конфиндустрия».63

Но, не смотря на это, довольно много голосов получила оппозиция - социалисты, Народная партия и даже коммунисты. В этих условиях фашисты совершили ошибку, попытавшись одним ударом разрубить гордиев узел политических отношений, ошибку, повлекшую за собой серьезнейший кризис партии. "Партии нового типа" обычно не брезгуют откровенно бандитскими методами политической борьбы, обычно это действует весьма успешно, шокируя оппонентов, но на сей раз, мафиозные методы фашистов обернулись против них самих.

Один из лидеров оппозиции, особенно часто донимавший дуче в парламенте - Джакомо Маттеотти - был похищен и убит фашистами. Взрыв возмущения, последовавший за этим, едва не привел партию к развалу. Массовый выход из партии и растерянность руководства заставляла Муссолини даже говорить о возможной отставке. Оппозиция же, воспользовавшись растерянностью врагов, создала первый на западе антифашистский фронт - Авентинский блок64. Блоком была принята декларация о том, что все оппозиционные партии не будут учувствовать в работе парламента, пока не будет упразднена фашистская милиция и восстановлена законность. Параллельно начав широкую антифашистскую пропаганду, надеясь на крах фашистских организаций из-за внутренних противоречий и утраты авторитета.65

Однако, довольно пассивная тактика Авентинского блока, непримиримая вражда внутри антифашистского лагеря (коммунисты так и не вошли в блок), а главное - продолжавшийся несмотря ни на что рост влияния сторонников дуче, позволили ему реанимировать и усилить свою власть. 3 января 1925 г. Муссолини выступил в парламенте с речью, в которой заявил о том, что борьба между правительством и оппозицией будет разрешена силой: "Мы хотим фашизировать нацию. Должны быть итальянцы эпохи фашизма, как были, например, итальянцы эпохи Возрождения"66. Более конкретная программа заключалась в намерении обуздать всяческую оппозицию и восстановить Римскую империю: "Для фашизма стремление к империи, то есть к национальному распространению, является жизненным проявлением. Обратное, то есть сидение дома - есть признак упадка. Народы, возвышающиеся и возрождающиеся, являются империалистами"67. Именно в этом духе и строилась дальнейшая политика фашистов.

Была объявлена так называемая вторая волна фашизма. Устраиваются погромы демократических организаций и оппозиционных газет. После подавления забастовки рабочих Пьемонта, Ломбардии и Лигурии в марте 1925, фашисты принимают ряд мер для ликвидации классовых организаций рабочих и установления монополий фашистских профсоюзов. Первым крупным шагом в этом направлении был т.н. договор Палаудо Видони, заключенный между фашистскими профсоюзами и Конфедерацией промышленников (2 октября 1925 г.). В рамках этого договора Конфедерация промышленников признала фашистские профсоюзы единственными представителями рабочих масс, одновременно были запрещены внутренние фабрично-заводские комиссии - все это положило конец свободе профсоюзного движения.68

Фашистская партия ставит перед собой цель упразднения других партий вообще. Это особенно прослеживается после выборов 1924 г. На Народную партию фашизм обрушивается раньше, чем на реформистские партии. За отвоевание широких слоев масс от этих партий развернулась острейшая конкуренция, переросшая в острое политическое противоборство. Полное уничтожение единственной объединенной организации – масонства.69

В этот же период политические замыслы фашизма расширяются. Наступает новый этап его эволюции. Ему уже недостаточно полного отсутствия конкуренции со стороны других партий.

В мае 1923 г. происходит организационное слияние фашистов с националистами. Это слияние имело двойной смысл. С одной стороны, оно означало, что наиболее реакционные группы буржуазии безоговорочно принимают гегемонию фашизма в организационном плане. С другой – националисты становятся творцами законов диктатуры.70 Важно учесть и то, что националисты были открытыми идеологами крупного капитала и выражали определенно реакционные и монархические тенденции.

§ 3. От реорганизации государства до чрезвычайных законов

«Кризис Матеотти» ускорил ликвидацию итальянского либерального государтсва и установление диктатуры фашизма.

3 января 1925 г. Муссолини выступил в парламенте, о чем потом сам скажет, что старое либеральное государство тогда было похоронено. Речь шла о самой структуре государства, которая продолжала оставаться формально – либеральной.71

Кризис фашистской власти во второй половине 1924 г. был очень острым, и нашел свое выражение даже внутри самого фашизма – «умеренной» и «крайней» тенденциями. С этого времени Муссолини ясно формулирует новую цель – сменить кадры фашистской партии. Этот процесс не был легким и прямолинейным и завершился только к 1927 г. С руководящих постов местных фашистских организаций были сняты участники движения 1919 г. Вместо них ставили представителей аграриев, промышленников, студентов – сынков капиталистов и т.д. В идеологическом плане борьба развертывалась вокруг вопроса о роли партии в организационном плане – в чьих руках находится руководство.

Исходным пунктом для Муссолини была концепция фашистской партии как движения. Это уже означало, что партия должна быть доминирующим фактором. Позже прослеживается сохранение двух подходов: партия как государственный элемент (сторонниками были т.н. «старые кадры»), и партия как элемент, подчиненный государству (отстаивали элементы бывшей националистической партии).

Система бюрократического принципа организации (сверху - вниз) сделала фашистскую партию организацией, которая обеспечивала итальянской буржуазии возможность оказывать в любой момент давление на народные массы посредством милиции – которая являлась непосредственным орудием партии, главной силой диктатуры.72

В мае 1925 г. был сделан первый практический шаг на пути конституционных преобразований. Фашисты провели через парламент первый из законов, разработанный правительственной комиссией, - это закон был направлен против тайных обществ с полным юридическим их запретом. Именно этот закон был направлен против масонства и в полнее удовлетворял Ватикан.

Следующий шаг – законопроект о правомочиях и прерогативах главы правительства, первого министра, государственного секретаря. В качестве закона он был утвержден 24 декабря 1925 г. По нему премьер-министр назначался королем и был ответственным только перед ним, а не перед парламентом.73

31 января 1926 г. был принят закон «О праве исполнительной власти издавать юридические нормы», который давал правительству право обнародовать декреты и вводить их в силу, не дожидаясь утверждения в законодательном порядке. Но этому закону реально законодательная власть была передана в руки правительства. Фашизм добился главного – правительство освобождалось от зависимости перед парламентом и сосредотачивало у себя всю государственную власть.

С принятием все новых законов «петля» фашистской диктатуры сужалась. В этом отношении особенно характерны законы: о чистке госаппарата от «ненационально мыслящих элементов», о праве префектов запрещать выпуск «опасных для общественного спокойствия газет», о введении вместо выборных муниципалитетов института «подеста» (старшин), назначаемых королем на 5 лет по преставлению парламента и др.74

31 октября 1926 г. было совершено четвертое покушение на Муссолини, что явилось предлогом для введения «чрезвычайных законов», наделявших Муссолини диктаторским полномочиями. По этим законам распускались все «антинациональные» партии, чем был завершен переход к однопартийной системе и тоталитарному обществу.75

В парламенте лишались депутатских мандатов все «авентанцы». Антифашистская печать запрещалась. Даже эмиграция антифашистских деятелей была запрещена (почему и был арестован лидер коммунистов А.Грамши). Было объявлено о введении смертной казни «за покушение на жизнь, неприкосновенность и свободу короля, королевы и главы правительства». Создавались чрезвычайные суды (или комиссии) и др.

Таким образом фашистская диктатура сложилась окончательно.

§ 4. «Корпоративное государство», по Муссолини

В то время как за границей среди итальянских антифашистов продолжались споры о принципах борьбы против фашизма, Муссолини утверждал свои «принципы» в Италии. 21 апреля 1927 г. БФС была опубликована «Хартия труда». БФС, высший орган фашистской иерархии, формально не обладал законодательной властью, поэтому сама Хартия не была законом, но впоследствии она стала основой ряда законодательных актов, имевших правовой и юридически-нормативный характер.

«Хартия труда» провозгласила создание корпоративного государства и объявляет стачки и другие формы борьбы пролетариата уголовным преступлением. Хартия была направлена на утверждение идеи союза о сотрудничестве классов «во имя общих национальных интересов». Исходным пунктом такого рода идеологии была первая статья хартии: «Итальянская нация является организмом, цели, жизнь и средства действия которого превышают силой и длительностью цели, жизнь и средства действия составляющих этот организм отдельных лиц и групп их. Она представляет моральное, политическое и экономическое единство и целиком осуществляется в фашистском государстве».

Процесс превращения фашистского государства в тоталитарное, конкретизировался в Хартии расширением государственного вмешательства в сферу производства. В специальной статье уточнялись формы государственного вмешательства в эту сферу: «Вмешательство государства в производство может иметь место лишь тогда, когда отсутствует частная инициатива или когда она является недостаточной, или когда в этом замешаны политические интересы государства. Вмешательство его может принять форму контроля, поощрения или непосредственного управления»76. Таким образом, принцип частной собственности оставался незыблемым, и это важно иметь ввиду при характеристике фашистской системы в целом, которую сами фашисты пытались изобразить чуть ли не как новое слово в развитии человеческой цивилизации.

В основе «нового фашистского государства» должны были лежать корпорации, объединяющие предпринимателей и рабочих по отраслям производства. Однако в течение еще ряда лет эти корпорации оставались только на бумаге, так как их создание натолкнулось на серьезные трудности. Сопротивлялись этому и рабочие и предприниматели. Предприниматели были недовольны теми разделами Хартии труда, в которых оговаривались некоторые гарантии для рабочих: принцип оплаты труда, право на ежегодный оплачиваемый отпуск, о компенсации для уволенных не по вине рабочих и др. Эти весьма скромные и чисто декларативные обещания вызвали недовольство предпринимателей. Могло создаться впечатление о серьезных противоречиях между буржуазией, как классом, и фашизмом, как государственной властью. Фашистская пропаганда старательно работала в этом направлении, насаждая тезис о «надклассовом» характере фашистского государства. Такого рода пропаганда особенно усилилась в период экономического кризиса, поразившего Италию в 1927 г.77

В 1929 г. Муссолини подписывает с римским папой «Латерантский конкордат» - соглашение о взаимном признании Ватикана и Италии суверенными государствами. Церковь сохраняет влияние на область семейного законодательства и школьное образование, а итальянское правительство выплачивает папе римскому крупные денежные суммы (в качестве компенсации за отказ от притязаний на Рим).78

В целом корпоративное строительство отмечено следующими событиями: основание национальных синдикалистских корпораций (1922); принятие Хартии труда (1927); утверждение закона о корпорациях (1934); учреждение палаты фаши и корпораций (1939). 29 октября 1922 г. после принятия декрет о регистрации фашистских профессиональных организаций, начался долгий путь государственного корпоративизма, который сопровождался усилением позиций работодателей и практической ликвидацией классовых политических и профессиональных организаций трудящихся. Фашистские же профсоюзы осуществляли политику «классового сотрудничества».79

В Италии к этому времени формируется культ вождя (дуче). В период с 1930 по 1934 гг. в Италии установилась корпоративная система, охватившая все население. Во имя «общих национальных интересов» соответственно основным отраслям экономики были созданы 22 корпорации, объединявшие в своих рядах предпринимателей, профсоюзы и всех трудящихся.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итальянский фашизм, как специфическая тоталитарная диктатура, имел черты и тоталитаризма, и авторитарности. Его централизованная идеологическая система базировалась на фундаменте национализма, дополненного идеями католицизма, традиционализма и социализма. Один из главных идеологических принципов «величия нации», стремящейся к возвращению утраченного, подразумевал воссоздание «Священной Римской Империи». Идеологический лексикон фашизма включал такие простые, яркие и понятные «человеку массы» понятия, как народ, нация, семья, вера, общий враг, вождь.80

Переход к чисто фашистским методам господства завершил на политическом уровне относительную стабилизацию капитализма в этой стране. Но в экономической сфере стабилизация уже в 1927 – 1928 гг. уступила место кризисным явлениям. Специфически фашистский способ осуществления капиталистической стабилизации в Италии не сделал ее более прочной, нежели в других странах.

В работе я показала социально-экономической и политический кризисы в послевоенной Италии, которые были вызваны неудачными результатами участия Италии в I мировой войне. Главными условиями, обеспечившими приход к власти фашистской партии, стали бедственной положение итальянского народа и «красный террор». Были рассмотрены основные этапы фашизации Италии.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Алагри П. Происхождение фашизма. М. 1961.

Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993

Бессонов Б. Н. Фашизм: идеология, политика. М. , 1985.

Грамши А. Тюремные тетради. М., 1991.

Грамши А. Избранные произведения. Т.1. М., 1967.

История Италии. М., 1971.

Лисовский П.А. Италия 1918-1939 гг. М., 1961.

Лопухов .Б.Р.Фашизм и рабочее движение в Италии.1919 – 1929. М., 1968.

Лопухов .Б.Р.История фашистского режима в Италии. М., 1977.

Михайленко В.И. Итальянский фашизм: основные вопросы историографии. Свердловск, 1987.

Новейшая история стран Европы и Америки ХХ век. 1900-1945. М., 2001.

Поппер К.Р. Нищета историцизма. М., 1993.

Тольятти П. Лекции о фашизме. М., 1974.

Устрялов Н.Г. Итальянский фашизм. Петрозаводск, 1997.

Фабри . Превентивная революция. С

Хрестоматия по новейшей истории. М., 1960. Т.1. Ч.4.


1 Алагри П. Происхождение фашизма. М., 1961.

2 Лопухов Б.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. 1919–1929. М., 1968; Лопухов Б.Р. История фашистского режима в Италии. М., 1977.

3 Михайленко В.И. Итальянский фашизм: основные вопросы историографии. Свердловск, 1987.

4 Бессонов Б.Н. Фашизм: идеология, политика. М., 1985.

5 Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993.

6 Лисовский П.А. Италия 1918-1939. М., 1961; История Италии. М., 1971; Усанов Н.Г. Итальянский фашизм. Петрозаводск, 1999; Новейшая история стран Европы Америки ХХ век. 1900-1945. М., 2001.

7 Хрестоматия по новейшей истории. М., 1960. Т.1. Ч.4.

8 Грамши А. Избранные произведения. М., 1967; Грамши А. Тюремные тетради. М., 1991.

9 Тольятти П. Лекции о фашизме. М., 1974.

10 Новейшая история стран Европы и Америки…С.327.

11 История Италии. Т.3. С.5-7.

12 История Италии. Т.3. С.9.

13 Алагри П. Указ. соч. С. 87.

14 Новейшая история стран Европы и Америки…С.330.

15 Лисовский П.А. Указ. соч. С. 3.

16 Лопухов Б.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. С. 43.

17 Лопухов Б.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. С. 44.

18 Там же. С. 45.

19 Алагри П. Указ. соч. С. 91.

20 Из работы Грамши А. Некоторые аспекты южного вопроса//Хрестоматия по новейшей истории. С.384-385.

21 Лисовский П.А. Указ. соч. С. 10.

22 Далее по тексту - ИСП

23 История Италии. Т.3. С.19.

24 Цит по: Усанов Н.Г. Указ. соч. С. 23.

25 Лопухов В.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. С. 58.

26 Грамши А. Избранные произведения. Т.1. С.121.

27 Далее по тексту КПИ.

28 Тольятти П. Указ. соч. С.14-15.

29 Там же. С.15-16.

30 Алагри П. Указ. соч. С. 97.

31 Лопухов Б.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. С. 30.

32 Белоусов Л.С. Указ. соч. С.21.

33 Белоусов Л.С. Указ. соч. С.18.

34 Алагри П. Указ соч. С. 46.

35 Белоусов Л.С. Указ. соч. С. 19.

36 Усанов Н.Г. Указ. соч. С. 25.

37 История Италии. Т.3. С. 16.

38 Грамши А. Избранные произведения. Т.1. С. 213-214.

39 Михайленко В.И. Указ. соч. С. 142.

40 Грамши А. Избранные произведения. Т.1. С. 214.

41 Усанов Н.Г. Указ. соч. С. 27.

42 Белоусов Л.С. Указ. соч. С.29.

43 Тольятти П. Указ. соч. С.16.

44 Белоусов Л.С. Указ. соч. С.43-44.

45 Там же.

46 Там же. С. 45.

47 Новейшая история стран Европы и Америки…С.334.

48 Михайленко В.И. Указ. соч. С. 153.

49 Далее по тексту - НПФ

50 Тольятти П. Указ. соч. С.25.

51 Михайленко В.И. Указ. соч. С. 159.

52 Там же.

53 Бессонов Б. Указ. соч. С.38.

54 Лопухов .Б.Р.Фашизм и рабочее движение…С.140-141.

55 История Италии. Т.3. С.36.

56 Лопухов Б.Р.История фашистского режима в Италии. С. 14.

57 Цит. по: Бессонов Б. Указ. соч. С.46.

58 Лопухов .Б.Р.История фашистского режима в Италии. С. 18.

59 Там же. С. 20.

60 Там же. С. 22-23.

61 Тольятти П. Указ. соч. С.59-60.

62 Лопухов .Б.Р.История фашистского режима в Италии. С. 24.

63 Усанов Н.Г. Указ. соч. С. 38.

64 По одной из версий, именно на Авентинский холм удалились римские плебеи во время борьбы с патрициями, что принесло первым победу.

65 Лопухов В.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. С.193.

66 Цит. по: Белоусов Л.С. Указ. соч. С.34.

67 Там же. С. 36.

68 Бессонов Б. Указ. соч. С. 51.

69 История Италии. Т.3. С.56.

70 Тольятти П. Указ. соч. С.63.

71 Лопухов Б.Р.История фашистского режима в Италии. С. 70.

72 Тольятти П. Указ. соч. С.69-72.

73 Лопухов Б.Р.История фашистского режима в Италии. С. 72-73.

74 Бессонов Б. Указ. соч. С.56.

75 Поппер К.Р. Нищета историцизма. М., 1993. С.73.

76 История Италии. Т.3. С. 77-78.

77 Устрялов Н.Г. Указ. соч. С. 48.

78 Новейшая история стран Европы и Америки… С. 336

79 Лисовский П.А. Указ. соч. С.17.

80 Новейшая история стран Европы и Америки…С. 337.