Сергей Кириенко - конспект - Политология, Рефераты из Политология
xomcenko_lewa
xomcenko_lewa18 июня 2013 г.

Сергей Кириенко - конспект - Политология, Рефераты из Политология

PDF (335 KB)
57 страница
100Количество просмотров
Описание
Burjat State University. Конспект по предмету политология. Сергей Кириенко родился 26 июля 1962 года в городе Сухуми. Семьи его родителей занимали видное место в городе. Дед по отцовской линии - "партиец до мозга костей...
20 баллов
Количество баллов, необходимое для скачивания
этого документа
Скачать документ
Предварительный просмотр3 страница / 57

Это только предварительный просмотр

3 страница на 57 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 57 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 57 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 57 страницах

Скачать документ
?????? ???????????? ????????

Сергей Кириенко родился 26 июля 1962 года в городе Сухуми. Семьи его родителей занимали видное место в городе.

Дед по отцовской линии - "партиец до мозга костей" - Яков Владимирович, командовал погранзаставой, затем был на партийной работе. По семейному преданию во время пожара он вошел в горящий дом и спас самое дорогое - партийный билет. Говорят, что он получил от Ленина именной пистолет.

Дед по материнской линии возглавлял Сухумское отделение Госбанка (Комсомольская правда, 24 марта 1998 г.).

Родители Кириенко жили в одном доме и учились в одной школе. Они поженились во время учебы - отец - Владилен Яковлевич Израитель, окончил Московского государственного университета, мать - Лариса Васильевна Кириенко, окончила Одесский экономический институт. После окончания Вузов семья переехала в Сочи, а в 1963 году - в Горький, где после распределения, Владилен Израитель преподавал в Горьковском институте инженеров водного транспорта. Там он проработал всю жизнь, в последние годы работал заведующим кафедрой научного коммунизма, защитил диссертацию доктора наук. (после переименования - кафедра философии). Отец Кириенко скончался в 1995 году.

В начале 70-х родители Кириенко разошлись. Сергей с матерью уехал обратно в Сочи, где Лариса Васильевна взяла для себя и сына девичью фамилию Кириенко. До сих пор она живет в Сочи, настоящее время работает экономистом в фирме "Траснконтинент".

С четвертого класса Сергей учился в сочинской школе №7. После окончания школы он решил поступать в ВУЗ, выбрав для этого институт, где преподавал его отец.

По воспоминаниям его школьной учительницы, Сергей был тихим мальчиком и его иногда били. Однако битье не сломало подростка - он смог, в конце концов, адаптироваться к школьному коллективу и его приняли "за своего".

Высшее образование

В 1979 году Кириенко поступил на кораблестроительный факультет Горьковского института инженеров водного транспорта (сейчас - Академия водного транспорта, г.Нижний Новгород), где преподавал его отец. В это время Сергей жил в семье отца.

По отзывам однокурсницы Ольги Бессмертной "всегда сидел на первой парте и смотрел в рот преподавателю. Учился изумительно - без единой четверки" (Экспресс-газета, 1998, № 15, с.7.). По словам профессора Е.Роннова "первое

впечатление о нем - щуплый, застенчивый мальчик с тихим голосом, развеялось быстро. Сергей сразу стал выделяться на фоне своих однокашников. Прежде всего недюжинным интеллектом, умением убедительно излагать мысли" (Московский комсомолец, 31 марта 1998 г.).

В институте Сергей активно занимался общественной работой: со второго курса возглавлял комитет ВЛКСМ факультета, занимался организацией работы стройотрядов.

По словам Александра Борисова (старший преподаватель ГИИВТ, тогда - секретарь комитета комсомола института) "Сергей был безусловно самым активным из секретарей факультетских комсомольских бюро. Что интересно, помню, он сам почти ни в чем не участвовал, зато организовывал все: от стройотрядов и турпоходов, до агитбригад" (Московский комсомолец, 1998, 31 марта. с.2).

О Кириенко-студенте сложилось мнение, что он - человек добрый, общительный, но не рубаха-парень. Если того требовало достижение цели, мог быть и настойчивым, жестким. Ни разу никто не слышал, как он повышал голос или матерился. Со всеми имел ровные отношения и в то же время особенно близко ни с кем не сходился. "Открытый, но с "железинкой" внутри".

В 1984 году Кириенко с отличием окончил институт по специальности "судостроение и судоремонт", и получил квалификацию "инженер-кораблестроитель". Кириенко отказался от предложения поступить в аспирантуру без необходимой трехгодичной работы на производстве и решил пойти на завод.

По его собственным словам, Кириенко сделал это вопреки общественному мнению. Аспирантура и потенциальная защита диссертации жестко связывали его с отцом. Зашита, даже самая блестящая была бы воспринята не как заслуга Кириенко, а как протекция отца - заведующего кафедрой в институте. В случае провала он стал бы в глазах окружающих полным неудачником, который не смог защититься не смотря на явный "блат".

Возможно, что подобное решение было принято из карьерных соображений. Для продвижения Кириенко аспирантура могла оказаться тупиковой ветвью - в этом случае ему "светило" оказаться кандидатом наук в НИИ или инженером на заводе. В тоже время, работа на производстве давала ему в дальнейшем широкое поле для карьеры в комсомоле, а затем возможно и в партии.

Начало карьеры

После окончания института Кириенко поступил на работу на судостроительный завод "Красное Сормово" (г.Нижний Новгород) производящий атомные подводные

лодки. С завода он был призван в ряды Советской Армии, проходил службу (1984 - 1986 года) в частях ВВС под Николаевым (Украина), окончил службу в должности заместителя командира взвода. В то время в армии было гораздо легче вступить в ряды КПСС, что Кириенко и сделал в 1984 году. По собственным словам, после запрещения КПСС в августе 1991 года партбилет не сдал.

В октябре 1986 года Кириенко вернулся на "Красное Сормово". Он стал работать мастером судокорпусного цела, где руководил бригадой сварщиков. Старший мастер цеха Владимир Сироткин "даже не ожидал от ""салаги" - всего-то 24 года, такой проворности". Кириенко сумел организовать работу бригады, добивался хороших производственных показателей. Как вспоминал один из коллег Кириенко Александр Сизов, "с мужиками в бригаде он никогда панибратски себя не вел, не выпивал, но и без этого его зауважали. Даже вместо того, чтобы в обед "козла" забивать, сварщики ходили к нему беседовать на разные темы". Кириенко практически не пил, хотя, как говорил сам, во время спуска подводной лодки вместе с бригадой отмечал это событие, причем пил, как все разбавленный спирт.

С начала 1987 года Кириенко - секретарь комитета ВЛКСМ цеха. Занимая этот пост он сумел практически заново организовать работу комсомольской организации, число членов ВЛКСМ выросло вдвое. В это время Кириенко стал организатором команды КВН, агитбригады и иных культурно-массовых мероприятий. Де-факто, он проводил линию на отделение комсомола от политики, акцентируя внимание на молодежном досуге. С лета 1987 года Кириенко был избран секретарем комитета ВЛКСМ завода "Красное Сормово".

С конца 80-х он начал проявлять интерес к деятельности "неформальных" организаций. С 1989 года в Сормове действовал политклуб "Выбор", не последнюю роль в организации которого сыграл Кириенко. В числе активистов клуба было немало людей, ставших впоследствии заметными политическими фигурами на нижегородской сцене - народный депутат РФ в 1990 - 1993 годах Сергей Полозков, вставший затем в ряды оппозиции, заместитель мэра, директор департамента экономики и планирования администрации Нижнего Новгорода Сергей Обозов.

В 1989 году Кириенко приобрел первый опыт публичной политики - он стал доверенным лицом директора завода "Красное Сормово" Николая Жаркова, баллотировавшегося в народные депутаты СССР. По словам последнего, Кириенко по своей инициативе посмотрел и отредактировал программу кандидата, после чего стал незаменимым в ходе кампании - активно выступал, агитировал. Однако Жарков выборы проиграл.

В 1990 году Кириенко был избран вторым секретарем нижегородского обкома ВЛКСМ. В сферу его ответственности входило научно-техническое творчество молодежи, строительство МЖК (молодежных жилых комплексов). Он был избран членом ЦК ВЛКСМ и активно участвовал в работе реформаторской группы в комсомоле (т.н. "сургутская инициатива").

Люди, с которыми он работал в обкоме комсомола, сопровождали Кириенко на протяжении всей нижегородской карьеры. Первый секретарь обкома - Вадим Воробьев - с которым Кириенко познакомился еще во время учебы, и подружился во время комсомольской работы, стал затем заместителем председателя правления банка "Гарантия", председателем бюджетного комитета городской думы Нижнего Новгорода, секретарь Алексей Лихачев - президентом страховой компании "Аваль" (один из крупных акционеров "Гарантии"). Единственным исключением стал пожалуй Александр Золотов - ныне один из идеологов Российской коммунистической рабочей партии (РКРП).

Кириенко запомнился нижегородской общественности самостоятельными, аргументированными выступлениями. По словам нижегородской журналистки Валентины Урусовой "Кириенко выступал всегда сам, в отличии от большинства своих косноязычных "коллег", всегда говорил хорошо" (Известия, 25 марта 1998 года).

Накануне выборов народных депутатов РФ и местных советов весной 1990 года Кириенко в числе других "неформалов" оказался в рядах блока "Кандидаты за демократию" - местного аналога "Демократической России" и принимал участие в митингах, например 15 февраля 1990 года на пл.Минина в Нижнем Новгороде.

В марте 1990 года Кириенко был избран депутатом Нижегородского областного совета народных депутатов. Одновременно, курируя выборы народных депутатов РФ по линии ВЛКСМ, немало способствовал избранию Б.Немцова народным депутатом РФ.

От комсомола - к бизнесу

С конца 80-х Кириенко, как и большинство "прогрессивных" комсомольцев, начал проявлять усиленный интерес к бизнесу. Первоначально деятельность в этом направлении была обусловлена необходимостью получения средств для культмассовых мероприятий комсомольской организации завода - КВНов, турслетов и т.п. В результате Кириенко стал инициатором создания Центра творческой молодежи (ЦТМ), среди прочих источников "дохода" которого было и весьма популярное молодежное кафе "Семь футов", открытое ЦТМовцами рядом с заводским общежитием. Однако подобная деятельность скоро стала вызывать недовольство рабочих завода, которые считали что молодежь получает слишком много денег. Тогда Кириенко приложил свои усилия на создание независимой от завода структуры.

АМК

В конце 80-х группа молодых комсомольских лидеров, поддержанных целым рядом партийных руководителей среднего звена организовала в Нижнем Новгороде многопрофильный концерн АМК ("Акционерный молодежный концерн"). Схема

концерна повторяла многочисленные "комсомольские" предприятия, возникшие на рубеже 90-х - концерн занимался практически всем (строительством, проектированием, торговлей), во многом предоставляя легальную "марку" многочисленным структурам, не имеющим возможности зарегистрироваться в официальном порядке. Как правило, в подобных структурах "крутились" деньги КПСС и ВЛКСМ. Однако, говоря об АМК, можно сказать, что концерн достаточно скоро вышел на уровень нормального многопрофильного предприятия.

С 1991 года Кириенко - президент концерна АМК. Управляя концерном, Кириенко всячески старался оптимизировать управленческую работу и работу с персоналом. Сам он, в 1991 - 1993 годах прослушал двухгодичный курс в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ по специальности "финансы и банковское дело" получив квалификацию "менеджер высшей квалификации".

Социально-коммерческий банк "Гарантия"

В 1994 году в Нижнем Новгороде был основан социально-коммерческий банк "Гарантия". Учредителями банка выступили областной Пенсионный фонд и структуры Пенсионного фонда РФ, а так же ряд коммерческих банков.

Нижегородский социально-коммерческий банк "Гарантия"

Лицензия № 2651 от 19 января 1994 года.

Юридический адрес: 603600, Нижний Новгород, пр-т. Ленина. д.54а.

Фактический адрес: 603600, Нижний Новгород, Советская пл., д.3.

Телефоны: 67-77-22, 67-75-51.

Основные владельцы (на 1996 год) Доля в банке

млн. рублей %

Отделение пенсионного фонда РФ по Нижегородской области 3675 28,57

Отделения пенсионного фонда РФ в субъектах РФ 3360 26,12

Исполнительная дирекция пенсионного фонда РФ 525 4,08

ТОО “Страховая компания “Аваль” 1338,9 10,4

Республиканский социально-коммерческий банк 949,7 7,38

Борский коммерческий банк (г.Борск, Нижегородская область) 1338,9 10,4

КБ “Южный регион” (Ростов-на-Дону) 500 3,89

АКБ “Саровбизнесбанк” (г.Саров, Нижегородская область) 300 2,33

Структуры, в которых банк входит в число учредителей

Доля банка в структуре

АОЗТ “Финансовая компания “Траст-Гарантия 56%

Негосударственный пенсионный фонд “Гарантия - Нижний Новгород” 50%

ТОО рекламное агентство “ТЕТрис” 90%

Нижегородский банковский институт 15,6%

ТОО “Страховая компания “Аваль” 30%

ТОО “Великовское” 30%

ТОО “Предприятие “Дирекция лотерей”” 97%

Структуры, в которых банк является владельцем акций

Доля банка в уставном капитале

АОЗТ “Нижегородский ритуальный фонд” 70%

Волго-Вятский проминбанк 6%

АКБ “Саровбизнесбанк” 24,8%

Председателем правления банка "Гарантия" стал Кириенко, заместителем - Вадим Воробьев (первый секретарь Горьковского обкома ВЛКСМ).

Председателем Совета директоров банка стал Виктор Прохорович Бабакаев (управляющий отделением пенсионного фонда РФ по Нижегородской области, 1996).

Таким образом, банк сочетал в себе кадры комсомольцев-бизнесменов и пенсионные средства.

Идея создания подобного банка не была оригинальной - во многих регионах РФ комсомольцы, и не только они, брали под свой контроль пенсионные средства. Однако реализация подобной программы в Нижегородской области требовала санкции губернатора Б.Немцова.

Кириенко был к этому моменту уже достаточно близко знаком с Немцовым, однако нельзя сказать, что это знакомство имело деловую подкладку. По словам Вадима Воробьева, Немцова и Кириенко в 1991 году познакомил Алексей Лихачев. Это произошло в тот момент, когда Немцов собирался разогнать обком ВЛКСМ. Тем не менее, за все время работы Кириенко в АМК, он практически не контактировал с Немцовым.

Кириенко пришел с идей банка, работающего с деньгами областного пенсионного фонда к Немцову. По официальной версии, губернатор организовал конкурс, основным условием которого было предложение бюджету области максимальных средств за использование остатков пенсионных счетов. Первоначально конкурс выиграл НБД-банк (Борис Бревнов), затем - "Гарантия".

По другим сведениям, Немцов первоначально не хотел включать в свою "финансовую систему" посторонний банк - губернатор плотно работал с НБД-банком. Однако, по данным газеты "Собеседник", Немцова уговорили провести встречу с Кириенко. Губернатор организовал трехстороннюю встречу, на которой кроме него и Кириенко присутствовал и Борис Бревнов. Через пять минут дискуссии Бревнов - Кириенко губернатор подписал последнему все необходимые бумаги (Собеседник, 1998, № 17.).

С этого момента начинается деловое сотрудничество Немцова и Кириенко. Банк "Гарантия", получив доступ к пенсионным средствам, реализует ряд программ. В их числе - возврат денег вкладчикам лопнувшего банка "Нижегородский кредит".

Газета "Совершенно секретно" утверждает, что дело не обошлось и без участия вице-губернатора Ю.Лебедева, жена которого занимала пост вице-президента банка (Совершенно секретно, 1998, № 6, с.4.).

Через банк "Гарантия" проходила нижегородская программа жилищного кредитования увольняемых в запас военных. Согласно ей, часть средств выделялась увольняемому в запас за счет бюджета, а часть - за счет собственных средств или банковского кредита. Подобные мероприятия приносили дополнительные очки не только Кириенко, но и губернатору.

В этот период контакты бизнесмена и губернатора выходят на неформальный уровень. По некоторым данным, отец Кириенко, известный разработками в области "стратегии проведения выборов в переходный период", в это же время возглавлял ряд фирм ("Прагма, "Дело"), занимавшихся вопросам политического консультирования. Эти группы работали с Немцовым (Московские новости, 1998, №12, 29 марта - 5 апреля). В августе 1994 года, во время посещения Б.Ельциным Нижнего Новгорода, Кириенко был представлен Президенту РФ, и выступил с краткой речью о создании российской национальной резервной системы. По данным газеты "Московские новости", выступление понравилось Президенту РФ, и он предложил Кириенко заняться этим в Москве, однако Немцов предпочел все обратить в шутку. Тем не менее, с августа 1994 года Кириенко вошел в Совет по промышленной политике и предпринимательству при Президенте РФ. Работа в банке принесла Кириенко и депутатский мандат - в 1994 году он стал депутатом Законодательного Собрания Нижегородской области.

Совместная работа Немцова и Кириенко делала их все более незаменимыми друг для друга. Лоббистские способности Немцова и менеджерские - Кириенко позволили реализовать один из самых удачных нижегородских проектов - программу "пенсионная нефть".

В 1995 году руководитель Пенсионного фонда Нижегородской области Кузьменко и Кириенко предложили Немцову схему погашения части федерального пенсионного долга за счет прямой поставки нефти из регионов-доноров. 12 сентября 1995 года Председатель правления Пенсионного фонда РФ В.Барчук и губернатор Нижегородской области Б.Немцов подписали соглашение о погашении долгов федерального пенсионного фонда за счет поставок нефти. Так начала реализоваться схема "пенсионная нефть".

В 1995 году руководитель Пенсионного фонда Нижегородской области Кузьменко и Кириенко предложили Немцову схему погашения части федерального пенсионного долга за счет прямой поставки нефти из регионов-доноров. 12 сентября 1995 года Председатель правления Пенсионного фонда РФ В.Барчук и губернатор Нижегородской области Б.Немцов подписали соглашение о погашении долгов федерального пенсионного фонда за счет поставок нефти. Так начала реализоваться схема “пенсионная нефть”.

На основании соглашение между ПФ РФ и губернатором Нижегородской области Б.Немцовым, соглашения между отделением ПФ должника, ПФ Нижегородской области и КБ “Гарантия Пенсионный фонд и банк “Гарантия” заключили договор, по которому нефтяные компании (а долги взыскивались с крупнейших неплательщиков в Пенсионный фонд РФ - НК “ЛУКойл”, АО “Ноябрьскнефтегаз”, АО “ЮКОС” и др. ) расплачивались с фондом векселями КБ “Гарантия”. А качестве компенсации поставляли нефть на АО “НОРСИ-ойл”, через фирмы, которые по данным “Новых Известий” были созданы теми же лицами, что и банк “Гарантия”. С этого момента им прекращалась начисление штрафов и пени (Новые Известия, 25 марта 1998 г.). Выручка средств от нефтепродуктов поступала в

банк “Гарантия”, а Пенсионный фонд взыскивал с банка средства по векселям. Данная схема не содержит ничего незаконного, однако критики Кириенко считают, что таким образом банк получал огромные беспроцентные кредиты (в 1996 году по схеме прошло около 1,98 трлн рублей). "Живые деньги" шли из АОЗТ "НОРСИ" в пенсионный фонд и далее на выплату пенсий, в тоже время, в качестве средств за залог простых векселей и в счет оплаты векселей и процентов за кредит "Гарантия" получала средства должников - всего 209 079 272 142 р. Таким образом, кроме контроля за значительной частью пенсионных денег, банк получил возможность получать с должников дополнительные средства и значительно расширил рынок своих векселей.

В то же время, КБ "Гарантия" заключил несколько договоров с "союзными" фирмами, на проведение информационного обслуживания. Основанием для этого стал договор № НЯЦ-1 от 26 декабря 1995 года между банком и фирмами (Новые Известия, 2 апреля 1998 г.). По мнению критиков, именно здесь осуществлялось "изъятие" средств в пользу Кириенко. Две фирмы - ТОО СК “Аваль” (А.Лихачев) и АОЗТ “СОЮЗ” (Н.Спирин) в ходе пяти этапов реализации программы получили за консультационно-аналитические услуги 14 935 549 050 р., в том числе - "Аваль" - 1 293 217 050 р. и "Союз" - 13 642 332 000.

В частности, за разработку схемы вексельно-кредитного погашения было получено 284 175 000 р. и 1 610 325 000 р. соответственно, за аналитическую справку по НК “ЛУКойл” - 300 000 000 и 1 700 000 000 р., анализ финансово-экономического состояния АО “Нижневартовскнефтегаз” и АО “Сургутнефтегаз”- 480 000 000 р. и 700 000 000; за обзорный анализ рынка нефти и нефтепродуктов - 229 042 050 р. и1 317 904 950 р.

Кроме того, "Союз" дополнительно получил за организационно-консультационный услуги3 021 648 000 р. и 4 992 454 050, а также 300 млн р. - за продажу векселя банку “Гарантия”

"НОРСИ-ойл"

Активная позиция Кириенко в решении пенсионной проблемы делала его одним из главных претендентов на пост президента нефтяной компании "НОРСИ-ойл" - крупного плательщика областного бюджета, единственного нефтеперерабатывающего предприятия области, которое, в отличии от аналогичных заводов по всей стране, работало крайне неэффективно.

АО "НОРСИ-ойл" было образовано в сентябре 1995 года. Создание подобной компании - результат лоббистской деятельности Б.Немцова, поскольку "НОРСИ-ойл" стала одной из четырех вертикально интегрированных нефтяных компаний, созданных под контролем региональных властей ("Татнефть", "Башнефть", Оренбургская нефтяная компания и "НОРСИ-ойл"). Ей удалось избежать и включения в "Роснефть". Однако, из-за отсутствия в области нефтедобычи компания оказалась неполноценной - в нее вошло одно нефтеперерабатывающее предприятие

(АО "НОРСИ", в уставной капитал "НОРСИ-ойл" внесено 38 % акций) и трех сбытовых: АО "Владимирнефтепродукт" (38 %), АО "Марийнефтепродукт" (38 %), АО "Нижегороднефтепродукт" (38 %), и АО"Нижегородниинефтепроект" (38 %). В качестве платы за самостоятельность "НОРСИ-ойл" была вынужден отказаться от претензий на снабжение нефтью со стороны Минтопэнерго.

Базовое предприятие АО "НОРСИ-ойл" - АО "НОРСИ" - построенный в 50-е годы в г.Кстове нефтеперерабатывающий завод, третий в России по мощности. Возможный годовой объем переработки составляет около 22 млн тонн. К 1995 году завод выпускал 16% объема промышленной продукции Нижегородской области, 39% - областного экспорта. Положение НОРСИ отличалось нестабильностью. Предприятие по сути - градообразующее для г.Кстова - из 60 тысяч человек, проживающих в Кстове 10 тысяч работают на АО, в конце 1994 года было признано банкротом. Это заставило руководство региона искать пути оптимизации работы завода. Был избран новый гендиректор и председатель совета директоров - В.Стариков. Наметилась тенденция к сокращению задолженности АО - как кредиторской так и дебиторской. Стали меняться и отношения с поставщиками. Руководство завода выработало целый пакет мер по выводу предприятия из кризиса, которые одобрены губернатором области и министерством. Однако кризисные меры оказались недостаточными.

После создания АО "НОРСИ-ойл" Стариков стал генеральным директором АО. Его действия по выводу НОРСИ из кризиса: мероприятия по расширению сбыта, поиску стабильного поступления нефти, по прежнему считались недостаточными.

При создании АО "НОРСИ-ойл" основной пакет акций (более 85%) остался у государства. Компания, переработавшая в 1996 году 10,7 млн тонн нефти (при потенциале около 22 млн тонн) являлась лакомым куском для соседней "Татнефти" (у которой нефтепереработка отсутствует вообще) и "ЛУКойла", перерабатывающего на собственных мощностях лишь треть добываемой нефти. В силу этого обе фирмы начали экспансию: к началу 1996 года, структуры союзные "Татнефти" контролировали около 15% уставного капитала завода "НОРСИ", они же приобрели почти весь пакет акций "НОРСИ-ойл" (около 14%), выставленный на аукцион в ноябре-декабре 1995 года.

Однако руководство области и АО старалось сохранить самостоятельность. Ситуация, в которой НПЗ переходил под контроль любой из компаний была чревата потерей большинства отчислений в бюджет области (большинство нефтяных компаний переводят НПЗ на внутренний толинг, оплачивая лишь сам процесс переработки нефти). С 1996 года активно обсуждался вопрос о создании "Волжско-Камской нефтяной компании", где все заинтересованные стороны должны были обладать, по мнению нижегородского руководств равными долями - 20%. Однако проект не был реализован.

В ноябре 1996 года по рекомендации Правительства РФ и губернатора Нижегородской области Кириенко был избран президентом нефтяной компании

"НОРСИ-ойл". В.Стариков сохранил пост гендиректора, но в апреле 1997 года подал в отставку. Он был назначен вице-президентом компании по нефтепереработке и нефтехимии. Генеральным директором стал Степан Глинчак, занимавший пост технического директора АО "НОРСИ".

Для Кириенко новое назначение стало началом работы в нефтяном бизнесе. До этого, он принимал активное участие в реализации различных социальных программ, так или иначе связанных с нефтяным бизнесом: схема "пенсионная нефть", компенсация (банком "Гарантия" совместно с Инкомбанком) вкладов лопнувшего банка "НОРСИ" в октябре 1996 года, в ходе которой каждый банк компенсировал практически в полном объеме вклады 2600 человек.

Теперь Кириенко предстояло провести санацию предприятия, находившегося в весьма тяжелом финансовом положении. Он активно приступил к реорганизации предприятия. Одним из первых действий нового президента стала передача муниципальным властям объектов социальной сферы, что позволило избавиться от дополнительных расходов. Затем из структуры "НОРСИ-ойл" были выведены непрофильные предприятия.

Решение вопроса собственно с деятельность "НОРСИ" упиралось в сложившуюся вокруг предприятия "товарную пирамиду" и финансовые проблемы. АО работало в основном на давальческом сырье (в начале 1996 года его доля доходила до 60-70%), а осуществлять самообеспечение нефтью могло только за счет кредитов, что вело к значительному росту себестоимости продукции, долгов.

По данным "Новых Известий", одним из первых распоряжение Кириенко на новом посту было не возвращать долги вплоть до особого распоряжения (Новые Известия, 25 марта 1998 г.). Реально подобное решение было принято еще до появления Кириенко - летом 1996 года. Однако он не изменил сложившегося Затем счета завода были фактически "обнулены", а все деньги стали проходить через счета НОРСИ-ойл.

Эти меры привели к тому, что консолидированная балансовая прибыль "НОРСИ-ойл", рассчитанная по методу отгрузки, в 1997 году составила 277.3 млрд рублей, увеличившись с 225,6 млрд рублей за 1996 год (в старом масштабе цен). В то же время, деньги на счетах "НОРСИ" стремительно убывали.

Основные консолидированные показатели деятельности "НОРСИ-ойл" 1997 в сравнении с 1996 годом

Показатель 1997 год 1996 год

Выручка от реализации

всего 6646.9* 3830.0

НОРСИ-ойл 4336.5 269.5

НОРСИ 1327.0 2538.1

Прибыль от реализации

всего 362.6 20.7

НОРСИ-ойл 330.8 3.0

НОРСИ 0.4 15.4

Балансовая прибыль

всего 277.3 225.6

НОРСИ-ойл 177.4 -0.4

НОРСИ 71.5 202.8

*- - млрд. руб., в старом масштабе цен, по отгрузке.

Такая деятельность Кириенко по решению вопроса вызывала и немало критики. Досталось ему и тяжелое наследство: "НОРСИ", работавшее в 1994 - 1995 годах на давальческой нефти в результате санационных мер 1995 - лета 1996 года было должно поставщикам нефти значительные объемы нефтепродуктов. После создания "НОРСИ-ойл" поставщики нефти, были лишены возможности получить назад деньги, либо переработанную нефть. Наибольшую известность получил достигший апогея к лету 1997 года скандал с компанией "В.К.Импорт-Экспорт" (Василий Котлов), поставившая на завод нефти на сумму 40 млн. долларов, не получила положенных ей 184 тысяч тонн нефтепродуктов. В результате, произошел рост долгов НОРСИ поставщикам и кредиторам. До определенного момента "НОРСИ-ойл" удавалось держать занятые позиции: АО за свою "дочку" не отвечает. Суды Кстова и Нижнего Новгорода были на стоне компании.

Основные финансовые результаты деятельности НК "НОРСИ-ойл" в 1997 году

Показатель 1997 год 1996 год

Выручка от реализации 4336.5 269.5

Себестоимость реализации 3866.6 266.0

Коммерческие расходы 43.2 0.1

Управленческие расходы 96.0 0.4

Прибыль от реализации 330.8 3.0

Проценты к получению 0.7 -

Доходы от участия в других организациях 0.2 -

Прочие операционные доходы 7.9 0.3

Прочие операционные расходы 56.4 5.1

Прибыль от финансово-хозяйственной деятельности 283.2 -1.8

Прочие внереализационные доходы 3.8 1.4

Прочие внереализационные расходы 109.6 3.9

Прибыль отчетного периода 177.4 -0.4

Налог на прибыль 31.7 -

Отвлеченные средства 9.3 1.6

Нераспределенная прибыль отчетного года 136.4 -0.2

АКТИВ 01.01.98 01.01.97

Внеоборотные активы 10.0 2.1

Оборотные активы 1270.8 737.5

Убытки 2.0 2.0

БАЛАНС 1282.8 741.6

ПАССИВ

Капитал и резервы 140.9 15.1

Долгосрочные пассивы - -

Краткосрочные пассивы 1141.9 726.5

БАЛАНС 1282.8 741.6

* - по данным агентства AK&M.

Кириенко реально не удалось развязать весь клубок проблем “НОРСИ-ойл” - разведение счетов позволило выделить свободные средства для поддержания производства, но привело к скапливанию на счетах “НОРСИ” практически неликвидных долгов: уже к осени 1997 года они составляли по разным данным от 1,5 до 2,5 трлн рублей (Российский телеграф, 6 ноября 1997 г.). Однако балансовая

комиссия по несостоятельности и банкротству при Правительстве РФ обязала объединить счета “НОРСИ” и “НОРСИ-ойл”, что существенно осложнило положение компании. В частности “ЛУКойл” отказался принимать участие в намеченных на 1997 год аукционах по “НОРСИ-ойл”. Тогда государственный пакет акций “НОРСИ-ойл” (85,45%) планировалось выставить на инвестиционный конкурс (40% акций) и спецденежный аукцион (45,45%). Конкурс собирались осуществить до конца 1997 года. Уже к июлю свободные акции перераспределились: у ЗАО “Татнефть - Нижний Новгород” осталось 8,4%, 6% приобрело ООО “ЛУКойл-Резерв-Инвест” (6%). Однако продажа акций не состоялась.

Тем не менее деятельность Кириенко в компании “НОРСИ-ойл” принесла ему известность в области. Начиная с 1996 года он прочно занял ведущие места в рейтингах элиты региона. Так, по рейтингам ИА “Провинция”, в 1996 году Кириенко занимал 12 место (при этом из представителей бизнеса он был вторым, уступая лишь президенту АО “ГАЗ” Н.Пугину). В январе 1997 года он был уже вторым, уступая лишь Немцову, в феврале - третьим, уступая Б.Немцову и мэру Нижнего Новгорода И.Склярову в марте 1997 года - вновь вторым (после Немцова), а в апреле - вторым после Склярова, ставшего исполняющим обязанности губернатора .

Даже у местных коммунистов Сергей Владиленович не вызывает особого раздражения. Например первый секретарь обкома КПРФ Владимира Кириенко (которого часто ошибочно считают дядей С.Кириенко) так отзывается о нем: “Вообще-то, насколько мне известно, Сергей человек очень толковый. Ничего плохого о нем я сказать не могу, в отличие от Немцова или Бревнова” (Московский комсомолец, 31 марта 1998 г.).

Небезынтересно, что в сравнении с другим нижегородским банкиром перебравшимся в Москву - Б.Бревновым, Кириенко постоянно оказывался впереди примерно на 30 пунктов - когда Кириенко был двенадцатым, Бревнов делил 49-50 место, третьим - тридцатое.

Это позволяет сказать, что в отличии от “баловня судьбы”, каким представляется Бревнов к моменту своего перехода в Москву, Кириенко был уже вполне сложившимся опытным и влиятельным руководителем, фактически - второй фигурой в области, что признавалось большинством нижегородских экспертов и представителей элиты.

В Правительстве РФ

13 мая 1997 года Кириенко был назначен первым заместителем министра топлива и энергетики РФ. Пост министра топлива и энергетики РФ в этот момент занимал Б.Немцов и фактически, он пригласил в министерство “своего”, надежного первого заместителя. По словам самого Кириенко, Немцов просто “вытащил” его из Нижнего Новгорода - весной 1997 года у Кириенко “не было ни малейшего желания куда-то уходить с должности президента компании “НОРСИ-ойл” (Собеседник, 1997,

№ 41.). По некоторым данным Немцов предлагал Кириенко занять пост министра, однако последний отказался - по причине малой известности среди лидеров ТЭКа.

Заняв пост первого заместителя министра, Кириенко достаточно быстро стал проявлять самостоятельность. Подобные действия не встречали осуждения со стороны Немцова. По мнению большинства экспертов, тот факт, что именно Кириенко реально осуществлял руководство министерством, был удобен для Немцова-политика, поскольку освободил его от “текучки” и позволил заниматься решением глобальных вопросов, в том числе и борьбой за пост наследника Б.Ельцина.

В числе первых реальных дел Кириенко выделяют проведение переговоров с Чечней о транзите каспийской нефти. Вопреки позиции Чечни, настаивавшей на том, что Россия в стоимость транзита должна включить и нанесенный экономике республики ущерб и потому “платить много, Кириенко удалось отстоять совершенно иную модель оценки стоимость транзита: “чеченский тариф” должен исходить из оценок экспертов о стоимости прокачки нефти, а все иные выплаты (если они будут иметь место) проходят через бюджет и не связаны с нефтяным транзитом. При этом Кириенко подчеркивал, что обходной трубопровод “это как запасное колесу у машины: лучше его никогда не доставать, но пусть оно лежит в багажнике”, считая чеченское направление основным.

К концу мая 1997 года Кириенко передал Б.Немцову предложения по реорганизации Министерства топлива и энергетики РФ. По его словам министерство к этому моменту было с одной стороны “лоббистским органом”, а с другой - погрязло в бессмысленной текучке, оставшейся с советских времен, например предписаниях АО об отгрузке нефтепродуктов.

Принципиальным решением стало разделение ведомства не по отраслевому, а по функциональному признаку по двум главным направлениям. Ими должны были стать оперативное управления (сохраняющее отраслевые черты) и направление, отвечающее за реформирование и стратегическое развитие. Соответственно их курировали два первых заместителя министра. Если оперативное направление должен был курировать кадровый нефтяник Виктор Отт, получавший контроль за лицензированием доступа к природным ресурсам и контроль за расходованием ресурсов (включая изъятие подобных функций у структур естественных монополий), то стратегический блок должен был возглавить сам Кириенко. В собственной системе Кириенко образовал департамент аналитического обеспечения и стратегического планирования, предназначенный для формирования среднесрочного стратегического баланса отрасли, и программно-отраслевой блок, предназначенный для разработки программ реформ в отраслях ТЭКа. Тем не менее, Кириенко часто решал именно оперативные вопросы, впрочем пытаясь делать это на стратегическом уровне.

В июне 1997 года Кириенко был направлен на разрешение энергетического кризиса в Приморье. Решение проблемы было осложнено политической обстановкой

в каре, противостоянием мэра Владивостока В.Черепкова и губернатора Приморского края Е.Наздратенко. Кириенко изначально избрал схему невмешательства в политический процесс, занялся чисто экономическим аспектом проблемы, созданием эффективной схемы функционирования энергетики региона и ее взаимоотношений с потребителями.

При анализе кризиса, Кириенко выделил четыре основных причины его возникновения. Во-первых - это несбалансированный убыточный тариф, из-за которого в края накопилось более 500 млрд рублей долга. Во-вторых, возникшая из-за несбалансированности тарифов ситуация на рынке, когда вымывается дешевая энергия. По словам Кириенко, Приморская ГРЭС, способная закрыть до 80% потребностей края, закрывала лишь 20-25% хотя при увеличении производства цена ее энергии была бы дешевле той, что закупалась у федерального рынка. В-третьих - существовавшая в края сложная система посредников и перепродавцов энергии в результате которой возможность проследить путь денег по потребителя к производителю и их собираемость резко падала. И в четвертых - политическое противостояние между властями края и Владивостока, когда мэр призывает граждан не платить за электроэнергию.

Предпринятые Кириенко меры основывались на последовательном решении проблем. Во первых, была изменена структура тарифа: для населения он был поставлен в зависимость от употребления электричества, для предприятий - выравнен. При этом были направлены усилия для снижения тарифов для организаций и предприятий федерального бюджета, поднятых во многих случаях искусственно. Во-вторых, в регион были направлены средства для погашения долгов федерального бюджета и приняты меры по взысканию долгов с иных неплательшиков. В-третьих, были приняты меры по увеличению мощностей Приморской ГРЭС, созданию прямых связей ГРЭС с угольщиками. В-четвертых, исключены муниципальные посредники между “Дальэнерго” и потребителями. При этом была разработана схема немедленного перечисления полученных за электроэнергию денег напрямую угольщикам и электросетям. Были ликвидированы многочисленные льготы потребителям энергии. Однако, кризис полностью преодолеть не удалось, ввиду прежде всего политических проблем: громадной задолженности г.Владивостока (возникшей из-за конфликта мэрии и руководства края), а так же неплатежей со стороны финансируемых из федерального бюджета оборонных предприятий и объектов Тихоокеанского флота. Тем не менее, большинство средств массовой информации восприняли работу Кириенко в Приморье как победу.

В июне 1997 года Кириенко был одним из участников “пробития” Указа Президента РФ, согласно которому, потребителям газа РАО “Газпром”, расплачивающимся “живыми” деньгами предоставлялась бы скидка до 40% стоимости газа.

В июне 1997 года Кириенко начал озвучивать в прессе предложения по реформам в топливно-энергетической сфере.

В области электроэнергетики Кириенко выступал за вывод долговой сферы из “подковерных зачетов” и создание цивилизованного рынка долгов, допуск на него большего числа субъектов, в том числе и крупных финансовых институтов. Лозунгом Кириенко стал тезис: “Долги надо возвращать. Если их нельзя вернуть “живыми деньгами”, их придется возвращать имуществом”. При этом Кириенко подчеркивал. что долгов бюджетных потребителей перед, например, РАО “ЕЭС России” существенно больше, чем долгов РАО бюджету и речь вполне может идти не о национализации, а о реструктуризации госдолга. Особо оговаривалось, что текущие платежи и долги предприятий должны быть разведены.

Особое внимание уделялось отмене льгот для потребителей электроэнергии. По мнению Кириенко, поддерживать отдельный социальные и профессиональные группы населения путем предоставления льгот по оплате электроэнергии нерационально, лучше повышать зарплату. В то же время предлагалось в бюджете 1998 года принять защищенную статью на оплату бюджетными организациям энергии.

Говоря о взыскании долгов с нефтяных предприятий, Кириенко выступал за контроль в той сфере, где государство может его осуществлять наиболее эффективно - не в сфере финансовых потоков, а в сфере экспорта нефти, контроля за счет государственной компании “Транснефть”. Для этого предлагалось выделить 8% квоту экспорта нефти, отведенную ранее под финансирование федеральных программ, для прокачки нефти в счет погашения задолженности перед бюджетом.

Подобная программа должна была реализовываться за счет многосторонних договором между компаниями производителем и покупателем, Минфином и Минтопом. По своей сути данная схема весьма напоминает схему “пенсионная нефть”, реализованную Кириенко в Нижегородской области.

20 ноября 1997 года Кириенко был назначен министром топлива и энергетики РФ. Одновременно министром финансов был назначен один из лидеров “Яблока” Михаил Задорнов. Это, более радикальное изменение в Правительстве РФ (Задорнов сменил на посту Анатолия Чубайса) фактически затмило назначение Кириенко, поскольку. по мнению большинства наблюдателей, в Минтопэнерго появился “человек Немцова”. Тем не менее, к этому моменту Кириенко практически стал самостоятельным игроком.

В интервью “Независимой газете” вскоре после назначения, Кириенко особо подчеркнул, что структура министерства была построена под министра - вице-премьера. Задачу “своего” министерства Кириенко видел прежде всего в обеспечении государственного влияния в сфере естественных монополий, установление справедливых правил перед участниками рынка. Уже тогда Кириенко заявил, что “аполитичность - это был бы идеальный вариант работы”.

Новый министр топлива и энергетики быстро нашел общий язык с премьер-министром В.Черномырдиным. В феврале 1998 года Кириенко представил премьеру программы “спасения ТЭК”, направленную на решение проблемы неплатежей в отрасли. Помимо озвученных ранее тезисов, основой программы было введение режима строгой экономии.

Планировалось проведение политики поставок энергии (топлива, электроэнергии и тепла) только на предприятия, которые оплачивают поставки и одновременное снижение цен на энергию. Помимо этого, Минтопэнерго рассчитывало провести четкое лимитирование бюджетных организаций, их энергоаудит.

Особенно Кириенко подчеркивал, что в ТЭК съедена не только “жировая прослойка”, накопленная в советское время, идет процесс экономии на строительстве новых мощностей, но и сокращается финансирование ремонтных работ, мероприятий по технике безопасности, что в случае не принятия экстренных мер может привести к развалу отрасли.

Для нефтяных компаний, особенно в условиях нефтяного кризиса Правительство должно было обеспечить снижение издержек на прокачку нефти по трубопроводам “Транснефти. Кроме того, предполагалось создать специальную комиссию по проведению единой политики российских нефтегазовых компаний на мировом рынке, шире использовать соглашения о разделе продукции.

Программа нашла полную поддержку со стороны Премьера. “Известия” отмечают, что в марте В.Черномырдин общался с Кириенко несколько раз на дню (Известия, 24 марта 1998 г.). 17 марта 1998 года программа была изложена Кириенко на заседании комиссии по оперативным вопросам Правительства РФ. Натуральные лимиты бюджетополучателям были установлены в 70% реально оплаченной в 1997 году энергии, были разработаны и финансовые лимиты. Лимитирование было подкреплено серьезным воздействием - Минфин обещал не принимать бюджетную роспись у ведомств, если цифра будет больше лимита Минтопа. С теми же ведомствами, которые проигнорируют лимиты Кириенко предлагал разбираться просто: ”Мы идем на провокацию и доводим лимит в размере “аварийной брони”, чтобы люди поняли что это серьезно: начинается паника и появляются реальные цифры”. Эта схема была опробована на ФСБ и дала положительный результат. По мнению Кириенко, лимитированные бюджетные потребители могут стать “лучшими плательщиками, за которых пойдет драка”. Это по мнению премьера может привести к ценовой конкуренции и снижению цен на энергоносители.

Кириенко продолжил реформирование угольной отрасли. Отмечая, что на угольные предприятия во многом переложены функции социальной защиты горняков, он тем не менее настаивал на проведении реструктуризации предприятий, сочетающейся с созданием новых рабочих мест. Кириенко резко выступал против дотирования цены на уголь, особенно для предприятий, которые могут, после

реструктуризации, оказаться рентабельными. Однозначно министр поддерживал закрытие лишь нерентабельных не при каких условиях шахт.

Совместно с администрацией Кузбасса Минтопэнерго разработало программу развития угольной промышленности области, на ее базе создало программу развития угольной промышленности России.

Уже в январе 1998 года Кириенко довольно четко отмечал, что с началом масштабной реструктуризации угольной отрасли, в стране начнутся “угольные скандалы”. Источником их он видел руководство регионов или угольных компаний.

И.о. Премьер-министра РФ

23 марта 1998 года, после роспуска Правительства РФ Кириенко был назначен первым вице-премьером, а затем - исполняющим обязанности премьер-министра.

По-видимому, назначение и.о. для Кириенко было неожиданностью. По сообщению журнала “Итоги” один из “высокопоставленных собеседников в Белом доме” заявил, что “фигура Кириенко как лидера нового правительства возникла уже на середине всей интриги. И хотя невозможно поверить, что этому назначению не предшествовало совсем никакой “аппаратной проработки”, в данном случае следов ее не видно никаких. Замысел тех, кто предложил эту кандидатуру, настолько непонятен, что приходится предположить: никакого замысла не было вообще. Короче говоря, откуда этот парень выскочил в премьеры - понять не возможно” (Итоги, 31 марта 1998 г.).

Об этом косвенно свидетельствует и порядок принятия Указов, связанных с кадровыми перестановками в Правительстве. Первым был принят Указ №281 “О правительстве Российской Федерации”, согласно п.3 которого обязанности премьера Президент возложил на себя. Поскольку, по российскому законодательству это незаконно, то затем, уже при распущенном правительстве, Указом Президента РФ №286 Кириенко был назначен первым вице-премьером (что в принципе не вполне законно), а затем (Указом №288) - и.о. премьера. Вся эта операция заняла около двух часов (с 10.00 до 12.00).

До определенного момента, отставка правительства и фигура Кириенко не были связаны между собой. По всей вероятности инициаторы отставки правительства (а в числе главных “разработчиков” отставки неоднократно назывался Б.Березовский) более заботились об устранении фигур (В.Черномырдина, А.Куликова и А.Чубайса), чем о нахождении новых. Хотя, несомненно, в резерве у Березовского имелись такие фигуры как И.Рыбкин или В.Булгак, явно претендовавшие на премьерское кресло. Несомненно, фигур, скрытых и явных было множество - например 23 марта в приемной Руководителя Администрации Президента РФ В.Юмашева целый день просидел экс-руководитель Федеральной пограничной службы А.Николаев, а 30

марта Г.Зюганов обмолвился, что не возражал бы против кандидатуры Николаева (Независимая газета, 31 марта 1998 г.).

Однако события, после отставки правительства стали развиваться самостоятельно. В силу этого на политической сцене вдруг смогла возникнуть фигура Кириенко.

По общему мнению, выбор этой кандидатуры не был личной инициативой Б.Ельцина. Будущий премьер встречался с президентом всего два раза: на отдыхе в Чупе, когда Кириенко в числе других спутников Б.Немцова навещал Б.Ельцина и в феврале 1998 года - во время доклада о возможных путях экономии топлива и энергии.

Среди людей, способствовавших выдвижению Кириенко, называют, прежде всего А.Чубайса и Б.Немцова.

Сам Немцов уверял, что это именно он устроил судьбу своего “протеже”. Однако, по мнению многих наблюдателей, это - скорее неуклюжая попытка справиться с собственным смущением. По мнению одного из членов правительства, опубликованному в журнале “Итоги”, “Немцов сам привыкнет смотреть на Кириенко под нужным углом - снизу вверх”. Кроме того, стоит отметить, что одно из первых своих поручений и.о. премьера дал именно Немцову, как бы показывая, кто теперь главный.

Тем не менее, назначение любого из людей Березовского означало для Немцова политическую смерть, сам он на пост, в силу заведомой непроходимости в Государственной Думе, претендовать не мог. Поэтому версия, когда Немцов жертвует частью, чтобы не потерять все, представляется наиболее реальной.

Каких либо явных доказательств в пользу версии о “руке Чубайса” нет, однако, позиции самого Чубайса после отставки правительства не слишком ослабли. Он смог пролоббировать назначение своих людей (Некрутенко, Южанов) на министерские посты, затем получил пост председателя правления РАО “ЕЭС России”. Однако все это может говорить не столько о связке Чубайс-Кириенко, сколько о связке Чубайс - Ельцин.

Существует версия, что к назначению Кириенко приложил руку и В.Черномырдин. Об этом свидетельствуют удивительно ровные отношения между экс- и нынешним премьером, постоянный контакт накануне отставки Черномырдина - “Известия” отмечают, что в марте В.Черномырдин общался с Кириенко несколько раз на дню (Известия, 24 марта 1998 г.). По словам Черномырдина Кириенко - “достойный человек и перспективный политик”, а сравнивая его с Немцовым экс-премьер отмечал: “У нижегородцев есть одна черта: они сначала говорят, потом

думают. Так к Кириенко это не относится” (Пресс-конференция, заседание Политсовета НДР, 25 марта 1998 года.).

Тем не менее, последнее слово оказалось за Б.Ельциным. Он остановился на наиболее темной лошадке, каковой без сомнения был Кириенко. Эта фигура оказалась максимально компромиссной. Как было отмечено в журнале “Власть”, один из чиновников Администрации Президента РФ отметил что у Кириенко “нет ни одного недостатка, который может стать серьезным препятствием для прохождения в Думе” (Коммерсант-Власть, 1998, №12, с. 10.).

Сам Кириенко оценил оказанное ему доверие. В ходе всего процесса назначения и утверждения в должности премьера он четко ассоциировал себя лишь с Б.Ельциным, подчеркивая, что “я лично никому, кроме президента, ничем не обязан” (Независимая газета, 24 апреля 1998 г.).

Назначение и утверждение в должности премьер-министра

Сам факт назначения исполняющим обязанности премьера был серьезной заявкой для Кириенко, однако, в случае неутверждения Думой от мог также быстро, как и возник, исчезнуть со сцены. Вариантов этих событий могло быть несколько - например снятие его кандидатуры перед вторым (третьим туром). Однако большинство наблюдателей восприняли кандидатуру Кириенко была достаточно однозначной: это молодая несамостоятельная фигура, которая будет использоваться Ельциным, чтобы распустить Думу. Сам Президент неоднократно давал понять, что готов пожертвовать Думой. 27 марта он заявил депутатам “как президент говорю: экономьте время, чтобы быстрее сформировать новое правительство - и вперед... Я не пугаю, но никаких поблажек здесь не дам”. Отдельные средства массовой информации, например “Новые Известия”, уже тогда предсказывали, что Дума прогнется и Кириенко будет утвержден (Новые Известия, 28 марта 1998 г.). Так же отреагировали и многие лоббисты - очередь к кабинету Кириенко начала выстраиваться сразу же после назначения исполняющим обязанности. Однако, вопрос во многом ставился в другой плоскости - какой ценой и как будет вести себя сам кандидат.

Для Кириенко сложность ситуации во многом заключалась в том, что он не имел никакого опыта общения с Думой - как с депутатами, так и с лидерами фракций и групп. По некоторым данным, 24 марта он был серьезно убежден, что президентского слова достаточно для его утверждения в первом туре. Однако целому ряду дружественных депутатов (в основном из НДР), удалось убедить Кириенко, что с думой придется тщательно работать.

Главной задачей Кириенко на первом этапе стало если не завоевание симпатий, то преодоление недоверия Думы, разрушение целого ряда созданных вокруг него мифов: несамостоятельный мальчик, не знает ничего об управлении страной и т.п. В формировании этих стереотипов отчасти и подыгрывал Б.Ельцин. Как заметил

журнал “Власть”, один из думских начальников сказал: “О чем серьезном можно договариваться с мальчиком? Надо говорить с дедом!”

Тем не менее Кириенко сделал все от него зависящее, чтобы расположить Думу. Он начал методичный обход фракций - с 24 марта за 8 дней Кириенко провел 15 встреч с фракциями (Коммерсант-Власть, 1998, № 12, с. 11). В время встреч вел себя на редкость дипломатично, постепенно распространяя вокруг себя атмосферу дружелюбия. Тактически встречи были также выстроены удачно - Кириенко долго не встречался с наиболее бесперспективным в плане переговоров “Яблоком”, зато немало времени уделил КПРФ и аграриям.

Однако для реальной работы с Думой Кириенко не имел никаких козырей, практически каждый свой шаг он согласовывал с Б.Ельциным: будь-то объявление программы кабинета, разговоры о кандидатурах министров и т.п. Единственное, что мог реально сделать Кириенко - “обаять” Думу, не добавить к существующим помимо него трениям между Думой и президентом никаких личных мотивов.

Кириенко удалось преодолеть полностью негативную реакцию депутатов на его кандидатуру. К началу апреля большинство лидеров оппозиционных фракций приобрели к Кириенко некоторую симпатию. Так, по словам лидера аграрной депутатской группы Н.Харитонова “внешне он нам понравился”, а особое впечатление произвело признание Кириенко что “он оторван от земли” и обещание “впредь опираться на мнение Аграрной депутатской группы.

В ходе переговоров предельно четко выявилась тактика Кириенко, со всеми соглашаться, ничего не обещать и ничего не говорить. В ходе переговоров он не назвал большинству депутатов (а тем более прессе, поскольку более менее серьезных утечек не было) ни одного из членов будущего кабинета. Возможно, что на тот момент их просто не было. Но и ни одного портфеля конкретным думцам Кириенко не предложил. До определенного момента (второго голосования 10 апреля) он не обнародовал экономическую программу правительства. При этом он постоянно подчеркивал, что “ни режима политической торговли, ни режима разговора с позиций политического шантажа быть не может”, т.е. по сути предлагал проголосовать просто за себя.

Подобная постановка вопроса была совершенно не приемлема для большинства думцев, однако вполне устраивала Президента РФ.

На Кириенко работали (более или менее добросовестно) практически все пропрезидентские силы.

В конце марта - начале апреле 1998 года был организован PR штаба по поддержке продвижения Кириенко. Группу возглавил Валентин Юмашев, в ее состав входили Михаил Комиссар, Татьяна Дьяченко, Олег Добродеев, Игорь

Шабдурасулов, а также Глеб Павловский (Русский телеграф, 8 апреля 1998 г., Комсомольская правда, 17 апреля 1998 г.).

8 апреля 1998 года “Русский телеграф” опубликовал статью о работе штаба, в которой отмечалось, что крупнейшие телекомпании (ОРТ, и даже НТВ) поводят анти-кириенковскую политику, фактически обвинив руководство НТВ в двурушничестве. Позднее в прессе появились сообщения, что имидж Кириенко выстраивается не благодаря, а вопреки штабу. Практически все штабисты “ставили” на других кандидатов - группа “Мост” - на В.Булгака, Валентин Юмашев и Татьяна Дьяченко (близкие к Борису Березовскому) - на Ивана Рыбкина.

Экономическую программу Кириенко так же писали “всем миром” - в работе приняли участие ведущие экономисты (Л.Абалкин, А.Агенбегян, Е.Гайдар, Н.Петраков), целый ряд практиков.

Лица, ответственные за работу с Думой и в Администрации Президента и в Правительстве активно “обрабатывали” депутатов. В целом они остались довольны работой с Кириенко. Как подчеркнул заместитель Руководителя Администрации Президента Михаил Комиссар “если Кириенко пройдет думское чистилище и успешно проработает полгода, наберется опыта и знаний - ему как премьеру цены не будет. Он хочет и умеет работать. Голова у него как компьютер”. Хотя по данным газеты “Коммерсант”, в Администрации Президента РФ от процесса утверждения премьера на первом этапе дистанцировались - “сам Кириенко за помощью не обращался, а прямых указаний от руководства пока не поступало” (Коммерсант-Daily, 2 апреля 1998 г.).

1 апреля 1998 года Кириенко “дебютировал” в Совете Федерации с “основными концептуальными тезисами” положения в стране. “Основными философские принципами управления” кандидат в премьеры назвал, сильное государство, сильную власть и сильное правительство. Однако более знаковым для членов Совета Федерации было решение о проведении встречи “четверки” Президента Б.Ельцина, спикера Думы Г.Селезнева, и председателя Совета Федерации Е.Строева, при участии Руководителя Администрации Президента В.Юмашева о кандидатуре председателя правительства. За этим последовал отзыв подготовленного Государственной Думой обращения к Президенту о снятии кандидатуры Кириенко. Совет Федерации, а особенно настойчиво - Государственная Дума хотели созыва “круглого стола” для обсуждения кандидатуры премьера, но этого не произошло.

Первое голосование по кандидатуре Кириенко состоялось 10 апреля 1998 года. Кириенко выступил перед депутатами с программной речью. Он выделил ряд основных положений, характеризующих политику будущего правительства. Одним из главных лозунгов Кириенко стал лозунг “жить по средствам”. В финансовой сфере главными тезисами стали рост доходов, за счет увеличения собираемости налогов, эффективного управления государственной собственности, контроля на рынке алкогольной и табачной промышленности, эффективного управления долгами. Сокращение расходов, в том числе за счет сокращения государственного аппарата,

эффективного обслуживания государственного долга, внешних заимствований. Кириенко выступил за продолжение проведения приватизации, направление средств полученных от нее на развитие производства и структурные преобразования, однако категорически выступил против приватизации естественных монополий.

Выступил и.о. премьера и за увеличение эффективности промышленности, причем в качестве одного из примеров неэффективной работы была названа угольная отрасль. Особенно любопытным стало прозвучавшее из его уст предложение создать в правительстве структуру, отвечающую “за промышленную политику в целом”.

Говоря о роли правительства в общероссийских процессах, Кириенко выступил за открытость и “прозрачность” правительства, привлечение к работе различных общественных сил. Тем не менее, он подчеркнул, что “правительство должно формироваться из профессионалов, а не по партийному принципу”. Достаточно любопытным стал тезис о том, что “государство может успешно противостоять крупным финансовым группировкам. Для этого нужна политическая воля и сильные кадры в государственных учреждениях...” В целом, предложенная Кириенко программа не слишком отличалась от последних разработок кабинета Черномырдина. Многие из лидеров оппозиции выступили еще категоричнее - Г.Зюганов назвал выступление “сборной солянкой”, поскольку в него вошли и предложения оппозиции, и тезисы предыдущего правительства.

Результат голосования в Думе, как большинство и предполагало, оказался не в пользу Кириенко - кандидат в премьеры получил 143 голоса “за”.

Следующим шагом, которого депутаты добивались от и.о.премьера, стало обнародования списков кандидатов в правительство. Однако Кириенко стойко молчал, и до второго голосования практически ничего нового Думе на сказал.

Обстановка, тем временем складывалась не в пользу Кириенко, в том числе и по вине самого Ельцина, после его весьма двусмысленного заявления 13 апреля, что он просил Пал Палыча (Управляющий делами Президента РФ П.П.Бородин - “кремлевский завхоз”) решить все вопросы, которые имеются у депутатов. “Но опять же - при конструктивном отношении с их стороны. Они знают о чем речь”, - оговорился Президент и поставил Думу в весьма неудобное положение. Прочие лоббистские усилия самого Б.Ельцина, “разагитировавшего” спикера Государственной Думы Г.Селезнева не перевесили желания думской оппозиции сохранить лицо. В результате 17 апреля за него проголосовало 115 депутатов. Как заявил после голосования С.Ястржембский, “в администрации предполагали именно такой исход второго тура” (Коммерсант-Daily, 18 апреля 1998 г.).

Накануне третьего голосования вопрос о Кириенко в принципе уже не стоял - стоял вопрос о самосохранении Думы. Дума под давлением Совета Федерации, в том числе большой группы “красных губернаторов”, а так же собственных амбиций

“теряла лицо” и в принципе была готова на соглашение с Президентом и утверждение Кириенко.

В это время, предчувствуя возможность опоздать, лоббисты усилили давление непосредственно на Кириенко - ему предлагали обменять голоса на недопущение Чубайса в РАО ЕЭС, произвести определенные кадровые назначения.

Фактически предрешенные события периодически обострялись - многие политические силы пытались в ходе этого решить свои вопросы - например Б.Березовский, готовый пойти на все для того чтобы добить Чубайса. 12 апреля Президент уже разразился в адрес Б.Березовского филиппикой о том, что он вмешивается не в свои дела, пытается влиять на большую политику и его вообще надо выслать из страны. Березовский предупреждению внял, но действовать, более кулуарно, продолжал и накануне пленума ЦК КПРФ, решавшего вопрос об отношении к Кириенко “вбросил” через СМИ информацию о назначении А.Чубайса председателем правления РАО ЕЭС России.

Подобная поддержка оказалась весьма кстати Г.Зюганову, это повлияло на позицию Пленума, решившего Кириенко не поддерживать. Однако, позиции коммунистов уже были сильно расшатаны - по словам С.Горячевой, после внесения Ю.Маслюковым вопроса о сохранении Думы голоса на Пленуме разделились поровну - 52 на 52 и все решила личная позиция Зюганова. Однако никакой контроль не помешал большой группе депутатов фракции КПРФ (по некоторым данным - до 40 человек) поддержать Кириенко.

Смягчились и позиции других фракций - группа “Народовластие”, до этого выступавшая против Кириенко, приняла решение о свободном голосовании, “Российские регионы” перешли от свободного голосования к солидарному. Принципиальным осталось только “Яблоко” - по некоторым данным, помимо общеполитической позиции тут негативную роль сыграла совместная работа (в бытность Кириенко министром) над законом о разделе продукции (“яблочники” обвиняли Кириенко в беспринципности) и планы самого Г.Явлинского возглавить-таки правительство.

24 апреля 1998 года, после третьего голосования по его кандидатуре, Кириенко 251 голосом “за” был утвержден Государственной Думой РФ в должности Председателя Правительства РФ. В тот же день был подписан Указ Президента РФ о назначении Кириенко Председателем Правительства РФ.

Кириенко четко выполнил свою цель, поставленную им в ходе работы с Думой. Накануне утверждения он заявил: “Моя задача была сформировать правительство без обязательств”. В принципе это ему удалось.

комментарии (0)

Здесь пока нет комментариев

Ваш комментарий может быть первым

Это только предварительный просмотр

3 страница на 57 страницах

Скачать документ