Глобализация как ключевая характерная черта развития Мирового Хозяйства - конспект - Международные отношения, Рефераты из Международные отношения
Guzeev_anton
Guzeev_anton10 июня 2013 г.

Глобализация как ключевая характерная черта развития Мирового Хозяйства - конспект - Международные отношения, Рефераты из Международные отношения

PDF (251 KB)
45 страница
979Количество просмотров
Описание
Samara State University of Economics . Конспект лекций по предмету Международные отношения. Уже несколько лет проблема глобализации находится в центре внимания аналитиков всего мира. Поражает огромное число высказываем...
20 баллов
Количество баллов, необходимое для скачивания
этого документа
Скачать документ
Предварительный просмотр3 страница / 45

Это только предварительный просмотр

3 страница на 45 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 45 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 45 страницах

Скачать документ

Это только предварительный просмотр

3 страница на 45 страницах

Скачать документ
????????????: ????????, ???????? ????, ???????????

Работа на тему:

Глобализация как ключевая характерная черта развития Мирового Хозяйства

2006

2

2

Содержание

Введение 2

Глава 1. Глобализация: сущность, нынешняя фаза, перспективы 5

§ 1.1. Глобалистская мифология 6

§ 1.2. Пространственно-временной аспект глобализации 7

§ 1.3. Человечество как глобальная общность 9

Глава 2. Феномен глобализации в рамках принципа минимального

универсума 12

§ 2.1. Вещественно-энергетический уровень 15

§ 2.2. Функционально-организационный уровень 16

§ 2.3. Информационный уровень 18

Глава 3. Глобализация — наивная мечта ХХ века 20

§ 3.1. Идея глобализации 20

§ 3.2. Образ "открытого общества" 32

§ 3.3. Глобализм как идеология 34

Заключение 38

Литература 43

2

Введение

Уже несколько лет проблема глобализации находится в центре

внимания аналитиков всего мира. Поражает огромное число высказываемых

в ходе этой дискуссии мнений относительно природы, факторов и следствий

глобальных процессов. Возникает даже сомнение, можно ли привести столь

различные позиции к общему знаменателю. В своей статье я попытаюсь это

сделать с помощью метода временной дифференциации, то есть, разложив

основные уже существующие и ожидаемые эффекты на две или три группы в

зависимости от их положения в краткосрочном, среднесрочном или

долгосрочном диапазоне возможного будущего.

Отдаленная идеальная цель глобализационных процессов состоит,

по-видимому, в создании единого мирового сообщества людей, которые

будут следовать приблизительно одинаковым жизненным установкам, и

максимизировать свое благосостояние не за счет других представителей

человеческого рода и не в ущерб им. Первый возникающий при этом вопрос:

"Возможно ли это?" Его уместность подтверждает опыт всей

многотысячелетней истории человечества, которая изобилует войнами,

конфликтами, столкновениями между более или менее обширными

группами людей, объединявшихся то в отдельные роды, племена и другие

этнические образования, то в государственные структуры и

межгосударственные союзы. Если ответ на первый вопрос будет

положительным, то второй заключается в том, в каких формах и с помощью

каких методов можно добиться искомого добровольного и устойчивого

мирового единства. Третий: "Как скоро это можно сделать?" Попробую если

не ответить на поставленные вопросы, то хотя бы порассуждать на эти темы.

Расширение торговли между странами во второй половине ХХ

столетия означало не только распространение рыночных отношений

2

капиталистического типа на все уголки мирового пространства. Оно имело

также интегрирующий эффект, так как во все большей степени базировалось

на внутрипроизводственном разделении труда. Это особенно заметно в

рамках внутрикорпорационного торгового обмена. Крупные ТНК сочетают

свои торговые операции с вывозом капитала, создают на территории других

государств производства, аналогичные тем, которыми они занимаются в

своих странах (странах происхождения), или же изготовляют отдельные

комплектующие детали и узлы для сложной конечной продукции,

выпускаемой ими в одной из стран размещения производства.

Экономическая глобализация существенно меняет не только состав

суверенных игроков на мировом рынке, но - постепенно - и

институциональный облик мирового экономического пространства.

Соотношение между государственными инструментами регулирования

торговых и прочих операций и рыночными механизмами сдвигается в пользу

последних. Именно это, на мой взгляд, вызвало за последние годы

многочисленные слияния и обмены акциями между крупнейшими фирмами

мира, которые заняты в одной и той же отрасли ("Рено" и "Ниссан", "Шкода"

и "Фольксваген", "Даймлер-Бенц" и "Крайслер" и др.) и заинтересованы в

более тесной кооперации. Такого рода слияния особенно впечатляют на

фоне продолжающегося бума либеральной идеологии, восхваляющей

достоинства атомизированной структуры конкурентного пространства.

Деформируют конкурентное поле и региональные интеграционные

процессы. Становясь внутри границ новых региональных объединений более

однородным, оно обрастает труднопреодолимыми таможенными преградами

по внешнему периметру.

Таким образом, на смену экономике отдельных государств-наций

приходят более многообразные, часто закамуфлированные отношения

разных субъектов (ТНК, нации, интеграционные регионы). Связи между

ними образуются не только под воздействием простого стремления к

2

непосредственной экономической выгоде, возникающей из самой операции

товарообмена, но и на основе более широких соображений об общественной

пользе.

2

Глава 1. Глобализация: сущность, нынешняя фаза, перспективы

Глобализация как процесс нарастающей (по всем азимутам)

взаимосвязанности человечества за последние примерно два десятилетия

прошла (особенно в ее экономическом измерении) половину

Кондратьевского цикла: фаза повышения, начавшаяся в 80-е годы, сменилась

с середины 90-х фазой понижения, а весь цикл (или так называемая длинная

волна) должен завершиться в 20-е годы XXI века. На стыке двух фаз, или на

переломе "длинной волны", и возникает ощущение того, что глобализация

заканчивается, исчерпывает себя, - кое-кто уже заговорил о

постглобализации. Представление о закате глобализации основано на

отождествлении этого процесса лишь с его одним, хотя и, безусловно,

важным измерением - экономическим, а также на непонимании его

циклической природы. Иначе говоря, видеть в глобализации исчерпавший

или исчерпывающий себя процесс можно лишь при одномерном,

редукционистском к ней подходе как разновидности "трендового" движения,

при отказе анализировать ее долгосрочную логику. Тем самым идея

финальности глобализации обнаруживает, на мой взгляд, искаженное или

даже ложное представление об этом явлении. Широко распространившийся

образ умирающей глобализации следует отнести на счет не столько

научного, сколько массового сознания. Действительно, глобалистское

сознание как особая форма мирового общественного сознания выработало за

последние 20 лет устойчивые стереотипы, образующие в совокупности то,

что можно назвать глобалистской мифологией.

2

§ 1.1. Глобалистская мифология Это совокупность противоречивых и даже взаимоисключающих

стереотипов, созданных как господствующими (mainstream), так и

различными оппозиционными и альтернативными формами сознания и

общественными движениями, которые заявили о себе к началу 90-х годов.

Кстати, российское общественное сознание, хотя и весьма неоднородное,

явно тяготеет к оппозиционному полюсу, тем более что в нынешней России,

отмечает Григорий Померанц, все ощутимее "дует ветер обособления".

Столкновение двух полюсов глобалистской мифологии вылилось в острую

международную дискуссию (так называемый global talk), в ходе которой на

поверхность всплыли все основные постулаты господствующей мифологии.

Согласно им глобализация - это процесс:

 неизбежный, фатально предопределенный;

 универсализирующий или нивелирующий все различия - от

экономических до культурных;

 тождественный вестернизации или американизации;

 однонаправленный, то есть безальтернативный;

 стирающий не только различия, но и неравенства и устраняющий

суверенное "территориальное" государство.

В оппозиционных построениях все эти стереотипы глобалистского

мэйнстрима выступают как бы в перевернутом виде. Глобализация предстает

в них процессом:

 не предопределенным или неизбежным, а обратимым;

 имеющим альтернативу в виде национальных и почвеннических

идентичностей, противополагаемых вестернизации и

американизации;

 углубляющим неравенства и расчленения в сложившемся

мироустройстве, которое трансформируется в систему, где

господствует глобальный корпоративный капитализм.

2

Как видим, глобалистская мифология с ее дуальной структурой вновь

возрождает поляризованное, дихотомическое ведение мира, в результате

чего теряет позиции идея относительности, релятивизации бинарных

оппозиций (Жак Деррида), которая преобладала в конце 80-х-начале 90-х

годов. Тем самым глобалистское миросознание способно реанимировать

мышление времен холодной войны, чреватое пришествием нового

"ледникового периода". Такая опасность исходит как от господствующих

стереотипов с их установкой на единый универсальный мир, так и в не

меньшей мере от оппозиционных мифов, которые ищут опору в "почве" и в

доглобализационном мироощущении. Сходные угрозы характерны и для

нынешнего российского сознания, в котором бум радикальных

тьермондистских представлений сочетается с романтизацией-идеализацией

советского тоталитарного прошлого. Чтобы преодолеть эти опасности или

хотя бы их блокировать, необходимы заметные усилия научного сознания, и

в первую очередь в той новой отрасли, которую условно именуют

глобалистикой.

§ 1.2. Пространственно-временной аспект глобализации

Пространственный и даже пространственно-временной аспект

глобализации находит отражение в географических дисциплинах, особенно в

их исторических ответвлениях. Во франкоязычной литературе

"мондиализацию" (эквивалент "глобализации") понимают как

трансакционный процесс, порождаемый всевозможными обменами между

разными частями земного шара, или как своего рода всеобщий обмен в

масштабах человечества. Этот процесс, берущий начало с ХV столетия,

обретает современные формы к концу ХIХ века, создавая метапространство -

одновременно и особую систему, и среду для различных географических

пространств (Оливье Дольфюс). Такое изображение глобализации не

2

ограничено, в сущности, рамками одной дисциплины - географии, коль

скоро речь идет о метапространстве и процессе, вовлекающем в себя

человечество и всю нашу планету. В геодисциплинах не достигнуто согласие

относительно начала глобализации, которое, как правило, относят к ХV-ХVI

векам, но, бывает, отодвигают во второе, а то и в пятое тысячелетие до

нашей эры (Андре Гундер Франк).

Выработке обобщенного ведения глобализации препятствуют и

некоторые стереотипы социального познания, такие в первую очередь, как

социоцентризм и абсолютизация системного подхода. Социоцентризм

уходит корнями в классическую социологию XIX-XX веков как в

либеральной, так и марксистской ее версиях; абсолютизация же системного

ведения восходит ко времени зарождения идей Римского клуба, которые

стали ядром своего рода системной философии. Социоцентризм, однако,

ныне поколеблен постановкой экзистенциальных (выживание) и

антропологических ("антропологизация труда") проблем. Правда, и здесь

возможны ложные пути - например, когда признают, по Мишелю Бо,

равноположенными две логики воспроизводства - человечества и

капитализма. Менее заметно, но расшатывается и принцип

системоцентризма, по мере того как в синергетике, диатропике и связанных

с ними областях математики предметом исследования все больше становятся

объекты несистемного класса (мозаичные образования, неопределенные

множества).

Сдвиги внутри отдельных дисциплин, развитие междисциплинарного

подхода, постепенное размывание научных стереотипов - все это, вместе

взятое, образует предпосылки, необходимые для выработки обобщенного,

или наддисциплинарного, образа глобализации. Для этого есть и достаточно

прочные основания: идеи и концепции самоорганизующейся эволюции (от

Эриха Янча до Никиты Моисеева), классические историко-цивилизационные

построения (Карл Ясперс, Арнольд Тойнби) и, конечно, инструментарий

2

различных направлений общенаучного знания (систематика, синергетика,

диатропика). Эти основания и предпосылки, взятые в их совокупности, сами

по себе еще не создают наддисциплинарного образа глобализации. Для его

конструирования требуются мыслительные усилия и - вспомним призыв

Чарлза Райта Миллса - сила социологического воображения. Прежде всего

необходимо отдавать себе отчет: предмет такого изображения не социальное

или культурное бытие человечества, а человечество как родовое

образование, что предполагает интегральный взгляд на него. Этому

способствует растущее внимание философской (особенно этической) мысли

к проблеме глобализации (Валентина Федотова), хотя порой реальность

такого предмета отрицают (Федор Гиренок). Трудность, однако, в том, что

надо представить человечество как целое вопреки тому, что его реальное

бытие противоположно: оно дифференцировано и фрагментировано всем

ходом эволюции. Иначе говоря, необходима "сборка" предмета,

находящегося в разобранном состоянии. Тем самым теоретическое

мышление должно идти в направлении, обратном движению реальности, что,

впрочем, свойственно научному познанию (как это заметил еще Маркс).

Правда, это противодвижение не абсолютно, поскольку дифференциация

сопровождалась и сопровождается контрпроцессом - нарастанием

взаимосвязанности.

§ 1.3. Человечество как глобальная общность Итак, именно человечество предстает в виде глобальной общности.

Термин "общность" предпочтительнее термина "система", так как он шире и

включает в себя последний, оставляя простор для осмысления человечества в

качестве несистемного объекта или же объекта, которому в принципе

свойственны разные типы организации (и системный, и несистемный). Во

всяком случае, введение термина "общность" позволяет избежать

абсолютизации системного подхода, и это напоминает ситуацию начала 30-х

2

годов, когда Николай Кондратьев обратился к понятию "совокупность",

полемизируя с системной позицией Николая Бухарина. Понятие

"глобальность" следует четко развести с понятием "эволюция человечества",

не допустить растворения первого во втором, ибо глобальность

характеризует лишь один из аспектов эволюции человечества -

взаимосвязанность, взаимосоотнесенность. Наряду с этим действуют и

другие механизмы - членения-дифференциации или - несколько в ином

ракурсе - диверсификации. Оба этих механизма, в свою очередь, вписаны в

две ветви самоорганизующейся эволюции - упорядочивания и беспорядка, и

хаос тем самым являет собой особо сложную форму порядка. Итак, я сужаю

понятие глобализации, отчленяя его от целостного предмета нашего

исследования - человечества, и это первый шаг в развертывании концепции

глобальной общности человечества.

Второй шаг состоит в определении структуры глобальной общности,

или глобальности (globalitй, globality) как структуры. Последняя может быть

описана через взаимосоотнесенность трех начал человеческого бытия:

природного (биологического и небиологического), социального и

субъектного (или деятельностного). Структура (или ядро) воплощает, если

так можно сказать, абсолютное бытие глобальной общности - в том виде, в

каком она создана процессами антропосоциогенеза.

Мотором исторической динамики выступает противоречие между

глобальной общностью как родовым образованием и как ее индивидуальным

воплощением. Иначе говоря, основное противоречие реализуется в двух

формах бытия человечества - родовой и индивидуальной - через

опосредующие их различного рода совокупности (социальные, этнические,

конфессиональные) и развертывается в смене доминант - природного и

социального начал. Историю глобальной общности можно разделить -

оставляя в стороне переходы - соответственно на эпохи доминирующего

природного начала и доминирующего социального начала. А ныне, в конце

2

XX века, мы вступаем в период, когда меняется сам принцип ее

структурирования - от доминирования того или иного начала к их

равноположенности.

Что касается субъектного начала, то оно играет решающую роль в

периоды смены эпох глобальной общности, выполняя роль своего рода

переключателя, который или переводит доминанту одного начала в

доминанту другого, или - на нынешнем этапе - призван перевести стрелку

эволюции с принципа доминирования на принцип равноположенности.

Смена принципов структурирования знаменует критический момент в

эволюции глобальной общности: с одной стороны, исчерпана доминантная

роль социального начала, а с другой - открывается необходимость

сбалансировать все три начала. Такая ситуация может означать исчерпание

одной - социальной - ветви эволюции человечества и деформацию другой -

природной, а также необходимость продолжения эволюции через

перестройку всех трех ее ветвей: социальной, биологической и

небиологической. Исчерпание и последующая реконструкция социальной

ветви, ее баланс с другими ветвями отражены в феномене исторического

полиморфизма (возрождение культурных, этнических, религиозных

общностей), который, не будучи ни архаизацией, ни демодернизацией,

включает в себя эти возрожденные формы как моменты обретения историей

ее подлинной полноты, как процесс восполнения и наполнения истории.

Третий шаг в развертывании нашей концепции - это описание уже не

ядра, а отдельных, частичных параметров глобальной общности: ее

организации (строение), состава, отношений, типа развития. По

совокупности общих и частичных параметров эволюцию глобальной

общности можно подразделить на три этапа:

протоглобализация - от неолитической революции до Осевого

времени;

2

зарождение глобальной общности - от Осевого времени до эпохи

Просвещения и индустриальной революции;

формирование глобальной общности - последние 200 лет до конца

нашего века.

Ныне, на рубеже второго и третьего тысячелетий, подходит к концу

первая большая эпоха (включающая в себя все три упомянутых этапа) в

истории глобальной общности и возникает возможность ее качественной

трансформации в условиях, когда становится проблематичным само бытие

homo sapiens. Переход к этой, второй эпохе глобальной общности может

сопровождаться кризисом такого масштаба, с которым несопоставимы

кризисы всех остальных времен: неолитической революции, Осевого

времени, индустриализма. Чтобы представить себе сложность ситуации

смены эпох, охарактеризуем вкратце тот аспект эволюции глобальной

общности, который отражен в ее исторических типах.

Глава 2. Феномен глобализации в рамках принципа минимального универсума

Процессы глобализации сегодня оказались в центре массового

сознания и научного дискурса. В тоже время идеи глобализации мира, а

также последующих модернизации и информатизации не новы. В работах

многих ученых формировались теории, освещающие данные процессы с

разных точек зрения. Так в рамках формационного подхода К.Маркс, а в

последствии и Г.Браверман высказывали идеи глобализации производства в

условиях монополистического капитала, о переходе от общества с

диктатурой пролетариата к обществу без классов [1, с. 59-61]. Теоретиками

цивилизационного подхода (А.Тойнби, О.Шпенглер, Н.Я.Данилевский)

процесс глобализации рассматривается через понятие единой земной

цивилизации, возникающей за счет слияния других цивилизаций на основе

2

диалога культур, не отрицающей многообразие культур, но базирующейся на

этом многообразии как богатстве человеческого рода [2, с.7]. Кроме того,

можно выделить еще как минимум три аспекта глобализации, которыми

занимались ведущие социологи, философы и политологи:

- формирование мировых рынков, интернационализация экономики,

рост взаимосвязи и взаимозависимости национальных и мировых хозяйств

отражены в работах начала прошлого века Дж. Гобсона, Р. Гильфердинга,

К.Каутского;

- процесс модернизации, происходящий вследствие глобализации, в

результате которого происходит трансформация традиционных ценностей,

структур, отношений в модернизированные, "современные", рассматривался

широким кругом ученых: М.Вебер, Э.Дюркгейм, К.Маркс, Р. Парк,

Ф.Теннис, Г.Беккер, М.Леви, Т.Парсонс, У.Ростоу, Дж.Грегор,

Р.Редфильд,С.Эйзенштаур, Д.Ношемейер, Г.Алмонд, А.Гершенкрон, Б.Мур и

др. [3, с.14-15];

- об информации (ее производстве, сохранении и распространении),

занимающей центральное место в системе нового постиндустриального

общества, писали А.Кларк, Ф.Махлупа, Д.Белл [4, с.169].

Итак, глобализация стала одним из важнейших факторов развития в

конце XX в. Однако, по мнению современных ученых, ее воздействие на

социально-экономические процессы и положение отдельных стран и

регионов, по крайней мере, неоднозначно [5, с.13-14]. Последние несколько

лет не раз велись дискуссии представителями науки, бизнеса и даже главами

государств о характере влияния глобализации, которые зачастую сводились к

перечню угроз, вытекающих из этого процесса. Данная точка зрения, по

мнению автора, имеет существенный изъян, т.к. любая развивающаяся

система (в том числе и современное общество на стадии глобализации)

должна иметь как минимум два элемента (в данном случае это

положительное и отрицательное влияние глобализации), противоречие

2

между которыми и лежит в основе ее развития. В этом проявляется

известный диалектический закон единства и борьбы противоположностей.

Наиболее развернутое представление настоящей ситуации можно получить,

рассмотрев процесс глобализации современного общества в рамках теории

минимального универсума, т.е. на различных уровнях и подсистемах

социума [6, с.57]. Краткое содержание данной систематизации представлено

в таблице.

Действие процесса глобализации в современном обществе

Структура социума Биполярные аспекты процесса глобализации уровни подсистемы Положительные Отрицательные

Вещественно-эне ргетический

природные и социальные общности

Лечение многих болезней, увеличение продолжительности жизни человека, трудо- и ресурсосберегающие технологии, снижение зависимости от сырья и т.д.

Природные, экологические, техногенные катастрофы

Функционально-ор ганизационный

политическая подсистема

"Разгосударствление" системы международных отношений, рост международных правительственных и неправительственных организаций

Интеграция мира в интересах Запада (американизация)

экономическая подсистема

Интернационализация экономики, возрастание роли транснациональных корпораций, рост уровня жизни населения, создание новых возможностей для всех людей в мире

Усиление неравенства между развитыми и развивающимися странами, расслоение людей на имеющих и не имеющих доступ к новейшей информации, Интернету.

Информационный

массовая психология

Приобщение всех слоев населения к миру информационных и коммуникационных технологий), формирование слоя населения, имеющего возможности к доступу новейшей информации.

Необъективность и недостоверность информации, преобразование человеческого сознания через ИКТ в целях экономической и политической элиты.

2

социальные нормы и ценности

Активное взаимодействие культур в киберпространстве, широкие возможности реализации целей в виртуальной среде.

Постмодернизация общества (свобода человека от догм культуры и норм общества, направленность на потребление)

общественное сознание

Развитие информационного мышления человека (способность анализировать и использовать большие объемы информации)

Замена теоретического подхода информационным низкого уровня (только поиск информации).

социальная информация и коммуникация

Лучшее взаимопонимание между людьми, космополитизм.

Единообразие миропонимания, уничтожение культурных форм (стандартизация)

Рассмотрим каждый уровень отдельно.

§ 2.1. Вещественно-энергетический уровень Научно-техническая революция реализовала многие мечты

человечества: найдены пути лечения многих смертельных заболеваний,

увеличилась средняя продолжительность жизни человека во многих

развитых странах, созданы трудо- и ресурсосберегающие технологии,

снизилась зависимость от многих видов промышленного сырья и многое,

многое другое. В тоже время, современное человечество, стремясь

установить свое господство над природой, столкнулось с ситуацией, когда

функционирование искусственно созданной "второй природы" - техносферы

- породило целый круг проблем планетарного значения. Перерастающие в

конфликт противоречия первого рода - между человеком и природой, и

противоречия второго рода - между общностями в самом социуме

неминуемо приводят к социальным, экологическим, технологическим

катастрофам [7, с.23].

В рамках процесса глобализации речь не идет о природных

катастрофах, вызванных стихийными силами самой природы. Здесь как раз

проявляется положительный потенциал глобализации, а точнее быстро

2

развивающегося технического прогресса, помогающего минимизировать

потери (например, с помощью научного прогноза, быстрой передачи

информации, новейших поисковых средств и т.д.). Большую тревогу

вызывают экологические и техногенные катастрофы, в своей основе

имеющие антропогенное воздействие на биосферу. Экологические

катастрофы выражены в основном в нарушении баланса в соотношении

различных биологических видов жизненной пирамиды, основных

круговоротов, что в конечном счете подрывает биосферную

восстановительную способность. В свою очередь, энергетические, ядерные,

транспортные, инфраструктурные катастрофические аварии объясняются

рассогласованием взаимодействия элементов человеко-машинных систем. В

этом типе катастроф с развитием техники огромную значимость получает

человеческий фактор - инженерные ошибки, просчеты персонала,

неэффективная помощь спасательных служб [8, с.56].

Причинами большинства катастроф вещественно-энергетического

уровня является увеличение использования ресурсов земли и моря для нужд

человечества. И здесь человечество приближается к опасной грани. По

подсчетам профессора Эдварда О.Уилсона из Гарвардского университета,

для того, чтобы каждому землянину достичь уровня потребления США,

потребуется дополнительно около четырех планет Земля. Это значит, что 5

миллиардов человек, проживающих в развивающих странах, никогда не

смогут достичь уровня изобилия сегодняшней Америки. Но в стремлении

добиться достойной жизни для своих граждан развивающиеся страны так

или иначе идут по следам развитого мира в эксплуатации естественных

ресурсов жизни [5, с.19-20].

Современные катастрофы представляют собой комплексные феномены

и теснейшим образом связаны с экономическими и политическими

аспектами жизни. Соответственно, для решения проблем

вещественно-энергетического уровня необходимо обратиться к

2

рассмотрению процессов, происходящих на функционально -

организационном уровне социума.

§ 2.2. Функционально-организационный уровень

На данном уровне по теории минимального универсума

рассматривается два элемента общественной жизни - экономические и

политические процессы. Исходя из того, что чаще всего под глобализацией

понимают интеграцию рынков и финансов [5, с.13], то можно предположить,

что процесс глобализации наиболее проявлен в реальности настоящего

времени на функционально-организационном уровне социума. Хотя,

возможно, речь идет не о степени проявленности, а о степени осознанности.

Глобализация экономической деятельности поставила под сомнения

принципы, правила и способы организации производственной и

коммерческой деятельности, которые были характерны для индустриального

общества и национального государства. Интернационализация привела к

усилению взаимодействия отдельных государств, экономик и культур и

придала новые формы процессу внедрения инноваций в производство. Она

денационализировала центры принятия решений, в результате чего стали

формироваться совершенно новые отношения между государством и

предприятиями, между экономической и политической властями. Основной

чертой глобализации является то, что производство и потребление товаров и

услуг минуют национальные границы, мировой рынок перестает быть

совокупностью национальных рынков и выступает как единое целое,

регулируемое национальными мировыми стандартами и нормами. В тоже

время, современный процесс глобализации производства постепенно уходит

от стандартизации и унификации потребления. В рамках транснациональной

организации производство оказывается хорошо приспособленным к

2

потребностям местного рынка, учитывающим экономические, культурные,

климатические и другие различия.

Глобализация экономики и производства приближает грядущий конец

"национального государства" как центрального стратегического

пространства для функционирования экономики и развития технологии.

Данный процесс вызывает критику и беспокойство многих политиков и

ученых по причине того, что глобализация представляет неравные права для

ее участников. Мир не интегрируется с учетом интересов всех государств, а

по существу американизируется. Америка значительно опережает все другие

страны по размерам и мощи экономики, эффективности рынков капитала и

лидирует с огромным отрывом в торговле по Интернету. В условиях

растущей конкуренции в мире это дает США большие преимущества. Кроме

того, глобализация усиливает неравенство в стартовых позициях разных

стран. Прежде всего, США и Запада, с одной стороны, и остального мира,

включая Россию, с другой. Теоретически глобализация должна

способствовать более быстрому росту уровня жизни населения, созданию

новых возможностей для всех людей в мире. Однако этого не происходит.

Преимущества Запада в информатике могут привести к еще большему

разрыву между развитыми и развивающимися странами [5, с.14].

§ 2.3. Информационный уровень

Развитие рынка, его зональная сегментация порождает потребность в

постоянной скоростной передаче огромных потоков коммерческой

информации. Эти потоки вместе с политической, бытовой,

научно-технической и транспортной информацией порождают своего рода

информационную атмосферу планеты. Информация становится основным

сырьем для процесса принятия решения. В отличие от естественного сырья,

информация приходит в неограниченном разнообразии форм из

2

неограниченного разнообразия источников. Ее экономическая ценность

также разнообразна. Для кого-то она стоит миллионы, для кого-то - ничего.

Она - инструмент контроля и в корпорации, и в экономике, и в политике. [4,

с.171]

Влияние информации и информационных технологий нельзя

переоценить. Так политологи, говоря о развитии человеческой цивилизации,

как правило, в первую очередь имеют в виду новые информационные

технологии. С 90-х гг. XX в. информация взаимодействует уже не по законам

национально-государственных структур, а по законам транснационального

глобального развития. [4, с.170] Получение информации стало

неотъемлемым правом каждого человека и гражданина "в интересах

осуществления не запрещенной законом деятельности, физического,

духовного и интеллектуального развития".

Развитие новых информационных коммуникационных технологий

предоставило человечеству новые возможности. Так, например, Интернет -

одна из наиболее перспективных из имеющихся на сегодняшний день

технических возможностей обеспечить межкультурное взаимодействие,

сотрудничество и синергию. В связи с этим Окинавская хартия глобального

информационного общества в 2000 г. провозгласила преодоление

дигитального (или цифрового) раскола между различными слоями населения

основной задачей мирового сообщества [9, с.64-65].

Активное взаимодействие культур, как считают некоторые теоретики,

носит не только положительный эффект, но также может повлечь за собой

формирование человека, свободного от догмата любых культурных

традиций и норм, прекрасно понимающего всю их условность, абсолютно

искреннего по отношению к собственным природным инстинктам, ценящего

прежде всего потребление, в том числе потребление информации, т.е.

космополита, владеющего правилами любой языковой игры и столь же легко

освобождающийся от них. Искусственность, насыщенность языковыми

2

играми наиболее характерна для Интернета. Но иллюзия бесконечной

виртуальной активности оборачивается отчуждением от реальных

деятельностных процессов, протекающих в обществе.

Итак, процесс глобализации на информационном уровне играет

особую роль, именно здесь он приобретает особую самостоятельность и

значимость, вследствие чего современное общество зачастую

рассматривается как информационное [4, с. 170].

Таким образом, использование принципа минимального универсума

позволяет не только обозначить проявления процесса глобализации в

различных структурах социума, но и пояснить, что именно информационный

уровень является базовой точкой развития современного общества, всех

процессов глобализации [6, с.98-101]. Кроме того, риски и выгоды

глобализации в рамках принципа минимального универсума являются

взаимосвязанными полярными характеристиками современными общества и

неотъемлемы от процесса его развития [6, с.105].

Глава 3. Глобализация - наивная мечта ХХ века

§ 3.1. Идея глобализации В начале 70-х годов прошедшего века, когда еще не было столь

популярно понятие глобализации, внимание социальных мыслителей

привлекали так называемые глобальные проблемы человечества, среди

которых — предотвращение ядерной катастрофы, проблемы экологии,

демографии, исчерпаемости ресурсов и т.д. — все, что несколько позже

академик Н.Н. Моисеев назвал проблемой коэволюции человека и биосферы.

Трудно переоценить ту роль, которую суждено было сыграть академику И.Т.

Фролову в осмыслении глобальных проблем и в объединении усилий

наиболее талантливых отечественных и зарубежных ученых, посвятивших

себя их всестороннему исследованию.

2

Конец ХХ столетия останется в памяти человечества эпохой великих

надежд, отчасти сбывшихся, отчасти нереализовавшихся. На протяжении

ближайших лет предстоит увидеть, в какой степени эти ожидания были

обоснованными, а в какой — иллюзорными. Особого внимания заслуживает

вопрос о том, суждено ли воплотиться в жизнь мечте о глобализации

современного мира, о свободном хозяйственном обмене между его

регионами, едином информационном пространстве и доминировании в

мировом масштабе принципов гуманистического социального устрой ства.

Идея глобализации — одна из самых молодых социологических

конструкций; вплоть до 1987 г. в базе данных библиотеки Конгресса в

Вашингтоне не содержится упоминаний о книгах, в названии которых

использовалось бы поня тие “глобализация”. В научный оборот его ввел Р.

Робертсо н, впервые использовавший данный те рмин в 1983 г.; в 1985 г. он

дал его подробное толкование, а в 1992 г. изложил основы своей кон цепции

в специальном исследовании. С начала 90-х годов количество книг и статей

на эту тему стало увеличи ваться лавинообразно, и сегодня подавляющее

большинство экономистов считает, что хозяйственная глобализация является

наиболее значимым социальным процессом конца ХХ века, хотя многие

признают в то же время, что “[переживаемый ныне] переходный период

будет исключительно трудным для всех его современников”[1].

Идея глобализации стала популярной по нескольким причинам.

Во-первых, западный мир вышел из тяжелых испытаний 70–80-х годов и

вос становил свою роль мировой экономической доминанты. Во-вторых,

информаци он ная революция позволила связать воедино отдельные реги оны

планеты. В-третьих, крушение коммунизма, а затем и кризис в Азии создали

иллюзию победы либера льных ценностей в мировом масштабе. В-четвертых,

серьез ное значение имел растущий культур ный обмен между странами

периферии и “пер вым миром”.

2

Все эти обстоятельства играют, разумеется, значительную роль, однако

реальной базой для гло бализа ции, на наш взг ляд, может выступать только

неумолимая потребность отдельных экономик в активном взаимодействии

друг с другом. Между тем технологический прогресс западных обществ, как

это ни парадоксально, объек тивно вызы вает к жизни их возрастающую

самодостаточность. Постиндустриальные страны Запада уверенно

преодолевают зависимость от развивающихся стран в области поставок

сырья (с 1980 по 1997 г. потребление нефти и газа в расчете на доллар

валового национа льного продукта снизилось в США на 29%, а потребности

экономик ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) в

природных ресурсах должны снизиться в ближайшие годы в десять раз — с

300 кг на 100 долл. производимого ВНП в 1996 г. до 31 кг в 2015). Они аб-

солютно доминируют в сфере высоких технологий (семь ведущих

постиндустриальных стран обладают более чем 80% мировой компьютерной

техники, более чем 90% высокотехнологичного про изводства и почти 90%

всех зарегистрирован ных в мире патентов, затрачивая на НИОКР в среднем

около 400 млрд. долл. в год). В 90-е годы они добились превосходства даже в

сельском хозяйстве (сегодня себестоимость американского зерна ниже, чем

производимого в африканских странах, а экспорт сельскохозяйственной

продукции из США с начала 70-х годов вырос в сопоставимых ценах почти в

десять раз). Следствием этого стала тенденция к самоизоляции

постиндустриального мира, что особенно заметно при рассмотрении

современной международной торгов ли, движения инвестиций и перетоков

рабочей силы.

Таким образом, сама глобализация стала одной из важнейших

глобальных проблем человечества.

Теория глобализации стала квинтэссенцией наивно-оптимистичес кой

со циологической традиции 90-х годов. Глобализация преподносилась как

явление новое для эконо мической, социальной и культурной сфер, как

2

средство повсеместного распространения за падных ценностей и инструмент

формирования общемирового сообщества, как залог бы строго освоения

повсюду в мире научно-технических достижений и вовлече ния пе риферий-

ных регионов планеты в мировое хозяйство. Каждый из этих аспектов

глобализации нес определенную идеологическую нагрузку, оказавшуюся, с

точки зрения теории, несостоятельной.

Глобализация не может считаться принципиально новым явлением

международной жизни. Чтобы убедиться в этом, можно даже не

останавливаться на чисто количественных параметрах отдельных ее “волн”,

на том факте, что в конце XIX века масштабы международных торговых,

инвестици онных и особенно миграционных потоков были несравненно

бóльшими, нежели в начале XXI. Гораздо более важным представляется иное

обстоятельство, проясняющееся при более пристальном анализе самого

понятия “глобализация”. Совершенно очевидно, что данный термин

используется для обозначения процессов, в том или ином аспекте

охватывающих весь мир. Но что представляет собой этот мир и кто

отождествляет его с масштабами всей планеты? Разумеется, подобное

тождество могут усматривать лишь представители западной цивилизации,

способные свободно передвигаться по всему миру и получать адекватную и

своевременную информацию обо всех происходя щих на планете событиях.

Для большинства же наших современников, населяющих так называемую

мировую периферию, мир ограничен пределами их локального сообщества, а

всепланетный масштаб тех или иных процессов вряд ли доступен даже их

вообра жению. На рубеже XX–XXI столетий новой оказалась не та

совокупность явлений, которая стала обозначаться термином

“глобализация”, а глубина нашего осмысления гло бализационных процессов;

помещая понятие глобализации в центр современной социологии, мы

нарушаем философское правило, предписывающее не умножать количество

сущностей сверх необходимости.

комментарии (0)

Здесь пока нет комментариев

Ваш комментарий может быть первым

Это только предварительный просмотр

3 страница на 45 страницах

Скачать документ