Фразеосемантическое поле.., Дипломные работы из Лингвистика. Казанский федеральный университет (КФУ)
PaolaDigarda
PaolaDigarda12 июня 2016 г.

Фразеосемантическое поле.., Дипломные работы из Лингвистика. Казанский федеральный университет (КФУ)

DOC (177 KB)
35 страница
5Количество скачиваний
901Количество просмотров
100%на 1 голосовКоличество голосов
1Количество комментариев
Описание
История возникновения фразеологического поля
20баллов
Количество баллов, необходимое для скачивания
этого документа
Скачать документ
Предварительный просмотр3 страница / 35
Это только предварительный просмотр
3 страница на 35 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 35 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 35 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 35 страницах
Скачать документ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «» (название)

Тема: «Фразеосемантическое поле»

Казань 2013

План

Введение

3

PAGE 35

Глава 1.История возникновения фразеологического

поля 7

1.1 Изучение фразеологии в русской лингвистической литературе

1.2 Своеобразие диалектной фразеологии

Глава 2. Основные понятия и сущность фразеологического поля

12

2.1 Лингвокультурологический аспект изучения фразеологии: термины,

понятия, определения

2.2 Теории поля в лингвистике

2.2 Сущность фразеосемантического поля

2.3 Сопоставительный анализ фразеологических единиц

Заключение

30

Список использованной литературы

33

Введение

PAGE 35

В последние десятилетия XX века и до настоящего времени в

отечественной лингвистической науке появилась тенденция к изучению

русского языка в его культурно-антропоцентрическом аспекте, включающем

целый ряд новых дисциплин, таких как лингвокультурология, когнитивная

лингвистика, социолингвистика, прагмалингвистика и др. Особое внимание

уделяется фразеологизмам, описанию их культурно-национальных

коннотаций и выявлению «характерологических черт менталитета» [23, с.

238].

Исходя из современных тенденций, в данной работе при изучении

фразеологизмов будет представлен их анализ в соответствии с принципами

лингвокультурологии, поскольку исследование фразеосемантики ‘состояние

и поведение человека’ непосредственно соприкасается с категориями

менталитета, в данном случае славянского, а также с общим характером

культуры этого этноса.

В связи с чем определяется актуальность работы данного типа,

поскольку диалектная фразеология в рамках новой научной парадигмы

требует своего дальнейшего изучения.

Объектом анализа послужил материал «Фразеологического словаря

русских говоров Республики Мордовия» Р. В. Семенковой. Т.е. объектом

исследования является диалектная фразеология, как правило, (1)

отсутствующая в словарях русского языка; (2) присутствующая там, но с

пометой «обл.»; (3) по форме одинаковая, но семантически не эквивалентная

ФЕ в русском литературном языке и, наконец, (4) вариантная в соотношении

с фразеологией литературной [1, c.4].

Таким образом, цель данной работы есть попытка исследования

фразеосемантического поля «состояние и поведение человека» говоров

Республики Мордовия в лингвокультурологичском аспекте.

Цель работы включает в себя следующие основные задачи исследования,

основанные на методах лингвокультурологического описания:

1) дифференциация анализируемых фразеологизмов с точки зрения их

концептосферы;

PAGE 35

2) выявление характерологических черт менталитета через следующие

семантические составляющие ФЕ—её ментальные категории:

а) символы;

б) архетипы;

в) эталоны;

г) стереотипы;

д) обряды, ритуалы;

е) мифы, мифологемы, фетишы и др.;

3) характеристика семантической структуры ФЕ посредством выявления

в основе её внутренней формы следующих тропов и несобственно тропов:

а) метафоры;

б) метонимии;

в) синекдохи;

г) гиперболы;

д) алогизма;

е) сравнения и др.;

4) обнаружение в образе фразеологизмов их культурно-национальные

коннотации;

5) раскрытие культурно значимого кода в компонентной структуре ФЕ

(антропного, т.е. собственно человеческого, вещного, телесного,

зооморфного, растительного (фитоморфного), природно-ландшафтного,

духовного и/или религиозно-антропоморфного, временного,

пространственного и др.);

6) обнаружение в сигнификате ФЕ коннотативных сем (оценочности,

эмотивности, экспрессии и др.) и выявление их взаимосвязи с категориями

менталитета.

Для достижения поставленных задач использованы следующие методы

исследования:

а) описательный;

б) метод компонентного анализа;

в) метод лингвокультурологического анализа;

PAGE 35

г) стилистическая характеристика;

д) метод контрастивного анализа (сопоставление с литературной

фразеологией).

Научная новизна работы определяется тем, что в ней представлен анализ

диалектной фразеологии, основанный на принципах лингвокультурного

метода исследования, т.е. фразеосемантика изучается не только в рамках

языковой науки, но и с привлечением знаний культурологии. Причём

собственно культурологический подход при этом подвержен определённой

редукции: фразеосемантика трактуется посредством культурологической

справки, т.е. небольшого экскурса, раскрывающего обусловленность

семантики оборотов с точки зрения их этнокультурных предпосылок и

закономерностей, что расширяет собственно лингвистическое изучение

семантики. Однако при этом предполагается «не упрощение понятия

культуры, но выделение из многочисленных свойств этого феномена тех из

них, которые существенны для его проявления в лингвокультурологическом

анализе» [35, c.18].

Теоретическая значимость исследования заключена в том, что ФЕ

изучаются через выявление и описание их национально-культурной

семантики, в приоритет ставится при этом антропоцентризм языка. Таким

образом, собственно человеческий фактор и обуславливает смену научной

парадигмы в теории лингвистики, а именно: расширяет теоретические

сведения по лексикологии, фразеологии диалектного и литературного языков.

Практическая значимость при этом определена межкультурным и

межъязыковым коммуникативным потенциалом исследований данного типа,

позволяющим на ментально-языковом уровне изучать русскую диалектную

фразеологию представителям иной языковой идентичности.

Структура работы включает введение, историю вопроса, аналитический

обзор по проблеме исследования, исследовательскую главу, заключение и

список использованных источников.

Во Введении характеризуется теоретическая и методологическая база

темы «Фразеосемантическое поле «состояние и поведение человека»»: цель,

PAGE 35

задачи, актуальность, научная новизна, практическая, теоретическая

значимость, а также обосновывается выбор темы исследования, её

своеобразие.

В главе Из истории вопроса рассматривается традиция и истоки

изучения русской фразеологии, связанные с именами наиболее известных

фразеологов, т.е. предлагается краткий экскурс в данную дисциплину.

В Исследовательской главе предлагается лингвокультурологический

анализ диалектной фразеологии говоров Республики Мордовия. В первой её

части исследуется фразеосемантика «поведение человека». Во второй её

части анализируется фразеосемантическое поле «состояние человека».

В Заключении подводятся итоги семантического исследования ФЕ,

рассматривается специфичность диалектной фразеологии.

Глава 1. История возникновения фразеологического поля

1.. Изучение фразеологии в русской лингвистической литературе

Фразеологические обороты привлекают внимание исследователей на

протяжении многих лет. Под различными названиями (речения, «крылатые

слова», афоризмы, пословицы и поговорки, идиомы, выражения, обороты

речи и т.д.) они объяснялись как в специальных сборниках, так и в толковых

PAGE 35

словарях, начиная с конца XVIII в. Ещё М.В. Ломоносов, составляя план

словаря русского литературного языка, указывал, что в него кроме отдельных

слов должны войти «речения», «идиоматизмы» и «фразесы», т.е. обороты,

выражения [32, с.11].

Вместе с тем самостоятельной лингвистической дисциплиной

фразеология стала сравнительно недавно. Предмет и задачи, объем и методы

изучения ее еще недостаточно четко определены, не получили полного

освещения. Менее других разработаны вопросы об основных особенностях

фразеологизмов, отличающие их от свободных словосочетаний, о

классификации фразеологических единиц и соотношении их с частями речи

и т. д. Мнения языковедов относительно сущности фразеологизма расходятся.

Некоторые исследователи (Жуков В.П. [16], Телия В.Н. [34], Шанский Н.М.

[37] и др.) относят к сфере фразеологии устойчивые сочетания, другие

(Амосова Н.Н. [4], Бабкин А.М. [7], Смирницкий А.И. [30] и др.) – только

определенные группы. Так, некоторые лингвисты (в том числе и академик

Виноградов В.В.) не включают в разряд фразеологизмов пословицы,

поговорки и крылатые слова, считая, что они по своей семантике и

синтаксической структуре отличаются от фразеологических единиц. В.В.

Виноградов утверждал, что «пословицы и поговорки имеют структуру

предложения и не являются семантическими эквивалентами слов» [12, с.243].

Труды отечественных учёных, посвящённые изучению непосредственно

фразеологический состав языка, стали появляться сравнительно недавно. До

40-х годов XX века в работах отечественных языковедов можно найти только

отдельные мысли и наблюдения, касающиеся фразеологии (Потебня А.А. [32,

с.11-12], Срезневский И.И. [31], Фортунатов Ф.Ф. [37], Шахматов А.А. [32,

с.13-14], Поливанов Е.Д. [27], Абакумов С.И. [2]).

Фразеология предлагает различные типы классификаций

фразеологического состава языка в зависимости от свойств фразеологизмов

и методов их исследования.

Возникновение фразеологии как отдельной лингвистической

дисциплины со своими задачами и методами исследования в отечественной

PAGE 35

лингвистике относят к 40-м годам XX столетия и связывают с появлением

работ В.В. Виноградова, в которых им были поставлены и решены многие

вопросы общего теоретического характера, позволившие создать базу для

изучения устойчивых сочетаний слов в языке. Именно им была впервые

предложена синхронная классификация фразеологических оборотов русского

языка с точки зрения их семантической слитности, были намечены пути и

аспекты дальнейшего изучения фразеологизмов.

С конца 50-х годов О.С. Ахмановой [5] и А.И. Смирницким [30]

разрабатывались вопросы, связанные с описанием фразеологизмов, как

структурных единиц языка. Работы А.И. Ефимова [14], Б.А. Ларина [22] и

С.И. Ожегова [6] посвящены изучению функций, выполняемых фразеологией

в произведениях писателей.

Впервые классификацию фразеологических оборотов с точки зрения их

семантической слитности представил Ш. Балли. Он разделил

фразеологические обороты французского языка на три типа: обычные

сочетания, возникающие, когда свобода выбора ограничена определенными

пределами (une grave maladie "тяжелая болезнь"); фразеологические группы,

образующиеся тогда, когда два понятия почти сливаются в одно (emporter une

victoire "одержать победу"); и фразеологические единства, которые

обозначают одно неразложимое целое (faire table rase "очистить место") [38,

с.56].

В последние десятилетия XX века и до настоящего времени внимание

исследователей русской фразеологии привлекает культурная семантика ФЕ,

изучаемая в рамках новой антропоцентрической парадигмы. Больше всего

фразеология привлекает исследователей-лингвокультурологов, поскольку она

является наиболее ментально содержательной с точки зрения языковой

картины мира народа-носителя и наиболее ярко отражает национальную

культуру народа. Данный аспект изучения фразеологии был теоретически и

аналитически освещён на рубеже веков в работах В.Н. Телии [34], И.

Сандомирской [28], В.А. Масловой [24], В.В. Красных [21], Зимина В.М.,

Крымской М. [17] и др. На основе выработанного алгоритма описания

PAGE 35

культурной семантики фразеологизмов, принадлежащего В.Н. Телия и её

школе, был разработан группой ученых-фразеологов не имеющий аналогов в

мире толково-культурологический словарь русской фразеологии [9].

1.2 Своеобразие диалектной фразеологии

К диалектной фразеологии, как и к литературной, относятся устойчивые

сочетания слов с целостной семантикой, обладающие регулярной

воспроизводимостью в речи. Диалектная фразеология в большинстве случаев

наделена высокой экспрессивной, эмотивной и гиперболо-алогической

специфичностью, тематически репрезентирующей явления обыденные и

повседневные, с отражением характерного деревенского быта и деревенской

культуры. «Поэтому очень часто фразеологизации подвергаются сочетания

общеупотребительных слов», в то время как собственно диалектная лексика

малочисленна [18, с. 81]. Но при этом диалектная фразеология ограничена

ареалом своего употребления и, как правило, отражает языковую картину

PAGE 35

мира сельского жителя. В составе диалектных фразеологических сочетаний,

как и в других языках, широко представлена соматическая лексика [18, с.

81-82].

По структурным признакам диалектная фразеология, во-первых,

обладает разноаспектной вариативностью.

кцентологические варианты: брать в г`олов`у.

Фонетические варианты: верховой огонь (вогонь) – пламя.

Морфологические варианты: проспать царствие (царство) небесное.

Синтаксические варианты: голосом вопить – вопить в голос.

Лексические варианты: лезть (тянуться) из нитки.

Во-вторых, диалектные ФЕ обладают количественной вариативностью

компонентов: [поднять] хвост купырём, красные [деньги] получать.

В-третьих, по составу диалектная фразеология соотносится с разными

частями речи:

с существительными: казачье солнце (луна);

с прилагательными (краткими и, реже, полными): глаза не сыты,

прискучливо дело (то, что быстро надоедает);

с глаголами, что наиболее распространено: проесть все злыдни;

с наречиями: на виднышке (не таясь);

с междометиями: опричь тебя возьми;

ФЕ могут составлять особую группу фразеологизмов-предложений:

отбиться от кнута и от палки, с избы на борону прыгнуть и др.

В-четвёртых, большое количество диалектных фразеологизмов

построены на плеоназме и тавтологии: катушки да катушки, лень-перелень,

лежать лёжкой, вьюном вить, пар парить, крутнём-вертнём ходить и многие

др.

В-пятых, основой формирования фразеологизмов часто служат обряды,

ритуалы, реликты мифологических поверий, фольклорные произведения

(пословицы, поговорки и др.).

PAGE 35

Глава 2. Основные понятия и сущность фразеологического поля

2.1 Лингвокультурологический аспект изучения фразеологии:

термины, понятия, определения

Терминологический аппарат современных лингвокультурологических

методов исследования опирается на антропоцентризм языка и обусловлен

взаимосвязью семантики и менталитета. Такие базовые понятия, как концепт,

архетип, эталон, стереотип, мифологема, культурный код и др. способствуют

описанию и детерминированию культурной семантики фразеологизмов с

психологией человека и его языковой картиной мира. В основе этих понятий

лежат категории устойчивости и воспроизводимости, связанные с

непреходящими, а также диахронически маркированными явлениями, как

правило, потенциально обнаруживаемыми при определении пластов

культуры в семантической структуре фразеологизмов.

PAGE 35

Концепт как одна из основополагающих категорий при описании

семантики фразеологизма представляет собой «одновременно и суждение, и

понятие, и представление», которые отражают концептуальную картину мира

человека [3, с.21, 25]. Концептосфера – это совокупность концептов,

составляющих языковую картину мира человека.

Языковая картина мира не есть миросозерцание конкретного человека,

тем более не его научные представления, – это самобытная, содержательная

сторона языка какого-либо этноса, имеющая донаучный, специфически

национальный характер и отражающая его образную систему (мифологемы,

символы, образно-метафорические слова, коннотативные слова и др.) [24, с.

64-72].

Архетип – древнейшее, ментально устойчивое представление,

фиксирующее качественно значимые оппозиции концептуальной картины

мира человека и имеющее, как правило, вненациональный характер.

Стереотип – оценочно устойчивое, национально маркированное

представление человека о явлениях окружающего мира, выступающее в виде

образа или ситуации, представляющее собой своего рода ментальную

«картинку» [24, с. 110].

Мифологема – это атрибутивно-образный и вместе с тем

представленческий фрагмент мифологической языковой картины мира

человека.

Эталон (мерка) – это образцовый, исторически сложившийся признак

какого-либо антропоцентрического явления, выступающий как мерило

общечеловеческих ценностей.

Культурный код – это дифференцированная и семантически

соотнесённая лексема с той или иной культурной действительностью

(духовной или материальной). Культурный код указывает на взаимосвязь

предметов и представлений о них и, наоборот, представлений с их

предметной соотнесённостью.

PAGE 35

2.2 Теории поля в лингвистике

В отечественной и зарубежной научной литературе существует множество

теорий поля.

Согласно теории Р. Мейера, существует три типа семантических полей:

1) естественные (названия деревьев, животных, частей тела, чувственных

восприятий и пр.)

2) искусственные (названия воинских чинов, составные части механизмов

и пр.)

3) полуискусственные (терминология охотников или рыбаков, этические

понятия и пр.)

Семантический класс он определяет как “упорядоченность определенного

числа выражений с той или иной точки зрения, т.е. с точки зрения какого-

либо одного семантического признака, который автор называет

дифференцирующим фактором. По мнению Р. Мейера, задача семасиологии -

“установить принадлежность каждого слова к той или иной системе и

PAGE 35

выявить системообразующий, дифференцирующий фактор этой

системы” [Васильев 1971: 34].

Дальнейшее исследование лексики с точки зрения семантических полей

связывается с именем Й. Трира, использовавшего термин “семантическое

поле”, впервые появившийся в работах Г. Ипсена. В его определении

семантическое поле - совокупность слов, обладающих общим значением.

Теория Трира тесно связана с учением В. Гумбольдта о внутренней форме

языка и положениями Ф. де Соссюра о языковых значимостях. Трир исходит

из понимания синхронного состояния языка как замкнутой стабильной

системы, определяющей сущность всех ее составных частей. По мнению

Трира, “слова того или иного языка не являются обособленными носителями

смысла, каждое из них, напротив, имеет смысл только потому, что его имеют

также другие, смежные с ним слова” [Васильев 1971: 36]. Трир разделил

понятия “лексическое” и “понятийное” поле и ввел эти термины в обиход.

Согласно теории Трира, поле состоит из элементарных единиц - понятия и

слова. При этом составные компоненты словесного поля полностью

покрывают сферу соответствующего понятийного поля.

Трир предполагает полный параллелизм между понятийными и

словесными полями. Принято считать, что признание абсолютного

параллелизма между словесными и лексическими полями обусловило

главную ошибку Й. Трира. В данном случае имеется в виду положение,

согласно которому внутренняя форма языка влияет, а точнее, обусловливает

языковую картину носителей.

Теория поля, разработанная Триром, нашла как сторонников, так и

противников. Трира, в частности, критиковали

1) за идеалистическое понимание им соотношения языка, мышления и

реальной действительности;

2) за логический, а не языковый характер выделяемых им полей;

3) за то, что Трир считал поле закрытой группой слов;

4) за то, что он допускал полный параллелизм между словесными и

понятийными полями;

PAGE 35

5) за то, что он отвергал значение слова как самостоятельную единицу:

Трир считал, что значение слова определяется его окружением;

6) за то, что Трир фактически игнорировал полисемию и конкретные связи

слов;

7) за то, что он изучал только имена (главным образом, существительные и

прилагательные), оставляя без внимания глаголы и устойчивые сочетания

слов [Щур 1974].

Но, несмотря на такую жесткую критику, труды Трира стали стимулом для

дальнейших исследований полевой структуры.

Таким образом, наметилось два пути в исследовании и разработке теории

семантических полей. Одни ученые (Л. Вейсберг, К. Ройнинг и др.) изучали

парадигматические отношения между лексическими единицами языка, т.е.

парадигматические поля. Другие (В.Порциг) занимались изучением

синтагматических отношений и полей. Также изучались комплексные поля -

это классы слов, связанных и парадигматическими, и синтагматическими

отношениями.

К парадигматическим полям относятся самые разнообразные классы

лексических единиц, тождественных по тем или иным смысловым признакам

(семам); лексико-семантические группы слов (ЛСГ), синонимы, антонимы,

совокупности связанных друг с другом значений полисемантического слова

(семантемы), словообразовательные парадигмы, части речи и их

грамматические категории.

Как лексико-семантические группы языковые поля трактуют (хотя не все

их так называют) Л. Вейсгербер, Г. Ипсен, К. Ройнинг, Э. Оскар, О. Духачек,

К. Хейзе, А.А. Уфимцева, В.И. Кодухов и многие другие.

Так, например, К. Ройнинг, исследуя современные немецкий и английский

языки, признает существование пересекающихся групп. Он анализирует

наряду с именами другие части речи, в том числе предлоги, союзы и

грамматические средства выражения радости.

В принципе, подход Ройнинга (который изучал группу слов со значением

радости) мало чем отличается от подхода Й. Трира, который изучал группу

PAGE 35

слов со значением разума, так как оба подхода имеют в определенной степени

экстралингвистическую природу. У Й. Трира он имеет логическую, а у К.

Ройнинга - психологическую окраску. К. Ройнинг считает, что слова с точки

зрения семантики входят в разные группы, и их семантика зависит от

контекста, в то время как у Й. Трира слово и его характеристика зависят от

места в системе или от места в поле. Но оба они полагают, что

характеристикой поля является наличие общих значений входящих в него

лексем [Щур 1974].

Наиболее глубоко теория ЛСГ разработана в исследованиях Л.

Вейсгербера, Ф.П. Филина и С.Д. Канцельсона.

Концепция словесных полей Л. Вейсгербера очень близка к концепции Й.

Трира. Л. Вейсгербер также считает, что значение слова - это не

самостоятельная единица поля, а структурный компонент. “Словесное поле

живет как целое, - указывает он, - поэтому, чтобы понять значение отдельного

его компонента, надо представить все поле и найти в его структуре место

этого компонента” [Щур 1974: 67].

Каждый народ имеет свои принципы членения внешнего мира, свой взгляд

на окружающую действительность, поэтому семантические системы разных

языков не совпадают. Поэтому необходимо искать принципы деления

словарного состава на поля в самом языке [Васильев 1971].

Исследователь Ф.П. Филин при членении языковой системы использует

понятие “лексико-семантические группы”. Под ЛСГ он понимает

“лексические объединения с однородными, сопоставляемыми значениями”,

представляющие собой “специфическое явление языка, обусловленное ходом

его исторического развития” [Васильев 1971: 37].

Разновидностями ЛСГ, как он полагает, являются синонимические ряды,

антонимы и даже лексические группировки с родовидовыми отношениями.

От ЛСГ Ф.П. Филин ограничивает словопроизводные (“гнездовые”)

объединения слов, грамматические классы, комплексы значений

многозначных слов и тематические группы (например, названия частей

человеческого тела, термины скотоводства и др.). Данные тематические

PAGE 35

группы обычно перекрещиваются и даже иногда полностью совпадают с

ЛСГ.

В конце XX века теории поля получили дальнейшее развитие в трудах

европейских исследователей (Васильев Л.М. и другие). Ими были выделены

различительные признаки ЛСП и ЛСГ:

1. Языковая и неязыковая обусловленность лексических связей. В ЛСП

элементы объединяет общность внеязыковых

(экстралингвистических) связей и отношений. Элементы ЛСГ связаны

прежде всего внутриязыковыми отношениями.

2.3 Сущность фразеосемантического поля

Большинство исследований методом семантического поля проводилось

на лексическом материале, однако, начиная с середины 70-х годов появляется

ряд работ по описанию фразеологических полей, что связано с пристальным

вниманием к вопросам семантики ФЕ (Амосова Н.Н., Кунин А.В.,

Чернышева И.И., Антропова Л.И., Бангерт И.А., Куркова Л.С., Пичкур А.И. и

др.).

Существует два разных направления исследований семантического поля

с привлечением фразеологического материала. Представители первого

направления считает возможным рассмотрение фразеосемантического поля

(далее ФСП) как самостоятельной системы (Бутарева Л.А., Дашевская В.Л.,

Скнар З.Ф., В.И. Смирнова и т.д.) и определяют его как «замкнутую

микросистему, соотносимую экстралингвистическими и лингвистическими

связями с соответствующим лексическим полем».

Другая часть исследователей, (В.П. Губарев, Л.М. Золотова, Е.М. Ножин,

М.И. Семко) трактуют фразеосемантическое поле как часть общего лексико-

семантического поля. Так, Е.М. Ножин пишет: «Предварительно можно

PAGE 35

предположить, что семантические группы лексики и фразеологии

«сосуществуют», то есть с подавляющим большинством общих понятий

соотносятся определенные круги, как лексики, так и фразеологии. Вследствие

этого представляется вполне реальным построение лексико -

фразеологических семантических полей» [Ножин 1966: 78].

В исследованиях этой группы в основу построения единого лексико-

фразеологического семантического поля кладется принцип функциональной

и семантической соотнесенности части лексики и фразеологии, которая

проявляется в ряде общих черт, хотя не отрицается определенная специфика

их проявления в лексике и фразеологии. В настоящей работе за основу

принимается точка зрения Антроповой Л.И, которая под

фразеосемантическим полем понимает «совокупность лексических единиц

(ЛЕ) и устойчивых словесных комплексов, объединенных общей идеей,

характеризующихся внутрисистемными парадигматическими отношениями

и обладающих стилистической неоднозначностью». Причем

фразеосемантическая группа рассматривается как подсистема в самом

семантическом поле. По мнению исследователей данного направления, ядро

фразеосемантической группы составляет синонимический ряд ЛЕ и ФЕ,

объединенных общим для них инвариантом и принадлежащих к одному

стилистическому пласту».

Согласно определению, представленному в Лингвистическом

энциклопедическом словаре, фразеологические единицы - это «устойчивые

словосочетания, характеризующиеся постоянством лексического состава и

осложненной семантикой». Значение ФЕ не делится на элементы,

соответствующие элементам его внешней формы, и обычно не вытекает из

сложения значений отдельных элементов ФЕ. Однозначное понимание

фразеологических единиц и интерпретация их смысла невозможны без

анализа широкого контекста, определяющей ситуации, и, прежде всего

знания семантических особенностей и признаков этих единиц, которые по-

разному в них сочетаются. Выявление и изучение данных особенностей

PAGE 35

путем объединения фразеологизмов в семантические поля позволяет

осуществить теория семантических полей.

В основе распределения фразеологических единиц по ФСП лежит

идентификация этих единиц отдельными лексемами, словосочетаниями или

развернутыми описаниями в лексикографических источниках, а также

наличие интегрирующих элементов их семантики. Таким интегрирующим

компонентом семантики ФЕ является сема, рассматриваемая как

микроэлемент значения, обозначающий конкретные признаки денотата

[Харченко, Стернин 1984].

Понятие «семы» является базовым для построения семантического поля.

Термин «сема» впервые ввел чешский лингвист В. Скаличка, для

обозначения микроэлемента плана содержания. Семы -- своего рода «атомы»

значения, входящие в состав макроэлементов - аспектов значения (Стернин

И.А.). А.В. Кунин определяет семы, как микроэлементы значения,

обозначающие реальные или воображаемые признаки денотатов [Кунин

1986]. В.Г. Гак выделяет три типа сем: архисемы (общие семы родового

значения), дифференциальные семы видового значения и потенциальные

семы, отражающие побочные характеристики обозначаемого объекта. Для

рассмотрения в дальнейшем актуализации значения ФЕ представляется

важным наблюдение В.Г. Гака о том, что в более широком контексте любая из

отмеченных сем может актуализироваться, выйти на первый план,

включиться в рему высказывания, тогда как другие семы, отражающие уже

известные или безразличные для говорящих аспекты явления, теряют

коммуникативную значимость, отходят на второй план («погашаются») и

могут совсем исчезнуть из семантической структуры слова (Гак).

В основе выделения семантического поля находится общая для

объединения слов сема. В значении слова обязательно присутствует главный

компонент, по которому определяется принадлежность слова к

определенному семантическому полю. Главный семантический

дифференциальный признак, входящий как один из компонентов в

PAGE 35

семантическую структуру конституентов, служит объективным критерием

выделения семантического поля [Харченко, Стернин 1984].

Разными исследователями (Г.С. Щуром, Л.И. Антроповой, Н.И.

Пичкуром и др.) в основу выделения лексико-фразеологических или ФСП,

независимо от специфики конституентов поля, положен инвариантный

принцип. По мнению Г.С.Щура, только применение инвариантного принципа

гарантирует выделение групп, обладающих статусом поля (Щур). Под

лингвистическим инвариантом понимается то общее, что объективно

обнаруживается в классе относительно однородных предметов и явлений.

Инвариант -- есть идеальный объект, который может быть использован для

изучения общих свойств данного класса предметов и любого предмета,

входящего в этот класс. Инвариант - это то, что существует в вариантах как

общее в отдельном (Солнцев).

Инвариантный принцип группировки элементов дает возможность

отразить парадигматические, то есть внутриклассные отношения элементов,

изучение которых непосредственно связано с проблемой семантической

структуры лексических единиц (Антропова).

Следует отметить, что для ФСП соматизмов характерными являются

процессы метонимизации и метафоризации. Метонимический перенос

заключается в том, что части тела человека, отражающие результат их

работы, воспринимаются не отдельно от человека, а как сам человек.

Метафора в данном поле используется в качестве средства образного и

оценочного наименования явлений и предметов действительности (неживой

природы), а также их перенос на характеристику человека и его деятельность

в социальной среде. Динамика развития переносных значений слов и

фразеологических единиц поля показывает, что появление вторичных знаков

является следствием метафорического переноса: у слов - значения первой и

второй степени метафоризации, у фразеологизмов - фразеологической

многозначности. В целом использование метафоры и метонимии в данном

поле продиктовано не внешней необходимостью, а внутренним побуждением

PAGE 35

отдать предпочтение метафорическому или метонимическому выражению с

целью придания живости, образности и эмоциональности высказыванию.

Поле может отражать искусственный или естественный класс объектов.

Что касается наименований частей тела, они отражают естественный класс,

так как характеризуются наличием комплекса существенных интегральных

признаков (по классификации М.В. Никитина):

1) они являются единицами языка;

2) они относятся к числу номинаторов смысла;

3) они обозначают различные состояния;

4) в своей совокупности они покрывают четко очерченную предметную

область;

5) их значения состоят в системной взаимосвязи и

взаимообусловленности, образуя семантическую «сетку» (структуру поля);

6) в языковой памяти индивидуума они сгруппированы в единый

кластер. Всё это дает основание считать, что поле наименований частей тела

- не исследовательский конструкт, а естественным образом существующая

конкреция в составе лексико-фразеологического фонда.

«…поля характеризуются связью слов или их отдельных значений,

системным характером этих связей, взаимозависимостью и

взаимоопределяемостью лексических единиц, относительной автономностью

поля, непрерывностью смыслового пространства, обозримостью и

психологической реальностью для среднего носителя языка» (Кузнецов

А.М.).

Таким образом, лишь с созданием пулевого метода стало возможным

представить лексико-фразеологический фонд языка как целостный комплекс

во всей его полноте. Он позволил структурировать лексико-фразеологический

фонд, разбить его на участки, установить их иерархию (поля, субполя,

микрополя, лексические ряды), вычленить ядро и периферию поля, выявить

семантические расстояния между членами поля и, в конечном счете,

определить уникальность отдельно взятых значений во всем богатстве их

PAGE 35

граней. Каждая языковая единица на этой основе может быть представлена

как «автономный и неповторимо своеобразный мир» (Ю.Д. Апресян).

3. Сопоставительный анализ фразеологических единиц

Изучение сходств и различий между конкретными ФЕ двух языков -

наиболее известный и разработанный вид сопоставительного анализа во

фразеологии. Установление межъязыковых фразеологических эквивалентов

разных типов служит потребностям перевода и обучения иностранным

языкам, а сами эквиваленты фиксируются в двуязычных словарях.

Сопоставление конкретных ФЕ дало исследователям материал для

обобщений в различных направлениях: в теории перевода, в теории

фразеографии, в сопоставительно-типологических исследованиях. В основе

всех этих изысканий лежат различные стороны межъязыковой

соотнесенности конкретных ФЕ, т.е. тождества их смысловой или

формально-смысловой организации. Отсутствие этой соотнесенности

означает полное различие ФЕ. Наряду с отношениями полного тождества и

полного различия существуют промежуточные ступени, которые могут быть

обобщены как отношения неполного тождества. Отношения тождества,

PAGE 35

неполного тождества и различия обнаруживаются при сопоставлении

английских и русских ФЕ [Райхштейн 1980: 88]:

1) в отдельных аспектах их формально-смысловой организации, главным

образом лексическом и структурно-синтаксическом (аспектная

соотнесенность);

2) в их совокупном содержании (функционально-смысловая

соотнесенность).

Сопоставительная характеристика ФЕ имеет и количественный аспект -

число эквивалентов у конкретной ФЕ, их сравнительная употребительность.

Аспектная соотнесенность ФЕ, т.е. соотнесенность их компонентного

состава и грамматической организации, имеет для английского и русского

языков только косвенный, структурно-семантический характер, т.к. для

неродственных языков непосредственное материальное тождество

лексических компонентов и грамматических структур нетипично.

Функционально-смысловая соотнесенность ФЕ разных языков означает в

идеале тождество семного состава и дополнительных коннотаций в

совокупном содержании сопоставляемых ФЕ. Комбинация аспектного и

функционально-смыслового тождества дает полные межъязыковые

фразеологические эквиваленты. Например: play with fire - играть с огнем; add

oil to the fire - подливать масла в огонь.

Совокупное смысловое тождество разноязычных ФЕ сохраняется и при их

неполном аспектном тождестве. Дело в том, что не все аспектные явления

одинаково существенны для совокупного содержания ФЕ и тем самым для

межъязыковой функционально-смысловой соотнесенности. Так, мало

значимы все внутренние структурные свойства ФЕ, характеризующие способ

соединения её компонентов. Например: the eye of heaven - небесное око.

Невысока значимость и тех компонентных различий, которые не нарушают

конкретного образа ФЕ. Например: heart of gold - золотое сердце.

Если английские и русские ФЕ объединяет лишь абстрактная образная

модель, то их совокупная функционально-смысловая соотнесенность

утрачивает характер 1:1, т.к. по такой абстрактной модели может

PAGE 35

формироваться ряд ФЕ со сходным значением. При совпадении лишь

абстрактной образной модели функционально-смысловая соотнесенность ФЕ

оказывается обычно неполной.

Межъязыковая аспектная соотнесенность ФЕ и их функционально-

смысловая соотнесенность не находятся в прямой зависимости друг от друга.

На их взаимосвязь распространяется общее положение об асимметрии

означающего и означаемого языкового знака. Различия в совокупном

фразеологическом значении при аспектном тождестве сопоставляемых ФЕ

английского и русского языков могут быть результатом разнонаправленного

переосмысления. Другой причиной может быть появление дополнительных

смысловых оттенков на фоне тождественного общего значения. Например:

положительно-окрашенный английский фразеологизм keep one's chin up (не

вешать носа, держаться молодцом) может быть переведен на русский язык

ФЕ задирать нос, которая несет в себе отрицательную коннотацию (напускать

на себя важность, заносчиво держать себя). Другой пример: to burn the candle

at both ends - прожигать жизнь (других эквивалентов нет) [Алёхина 1988].

Словарные дефиниции английского фразеологизма: to burn the candle at both

ends (жечь свечу с обоих концов) - coll. - to lead a busy life during the day and

also go to the bed late at night, esp. in order to have a full social life - (разг. вести

слишком активный образ жизни в течении дня и поздно ложиться); to use up

a lot of one's daily energy by being busy very late and very early thus damaging

one's health (расходовать много сил и энергии, ведя активный образ жизни с

раннего утра до позднего вечера, нанося этим ущерб своему здоровью); to

waste or use up in two ways at once (использовать, расходовать одновременно

по двум направлениям). Прожигать жизнь - расходится с английским

фразеологизмом в семах денотативного компонента, поскольку реализует

смыслы: “проводить время в развлечениях и удовольствиях, тратить на

удовольствия не только энергию и время, но и деньги”. Отсюда - частичность

эквивалентности английского и русского фразеологизмов и несовпадение их

контекстов (реализуемые отношения - пересечение: каждая из фраз имеет

общие и индивидуальные контексты). Например, в контексте The attempt to

PAGE 35

maintain a falling system by subsides plus Poplorism burns the candle at both ends,

and makes straight for industrial bankruptcy английский фразеологизм

актуализирует смысл «безрассудное ускорение действия» (не связанного с

развлечением и удовольствием), которое реализуется фразой «прожигать

жизнь».

Несомненно, что при более близком рассмотрении сопоставляемых

фразеологизмов можно выделить ряд других сем, а при сопоставлении

единиц по разным характеристикам, вероятно, и получить критерии

эквивалентности.

Такие пары ФЕ с более или менее расходящимися, а подчас и

противоположными значениями выступают как "ложные друзья переводчика"

в сфере фразеологии.

Таким образом, межъязыковая аспектная и функционально-смысловая

соотнесенность ФЕ - относительно автономные явления. На их

взаимодействии основывается типология межъязыковых фразеологических

эквивалентов, среди которых выделяются структурно-семантические (ССЭ),

сочетающие аспектную и функционально-смысловую соотнесенность, и

функционально-смысловые (ФСЭ), включающие только функционально-

смысловую соотнесенность. Полными фразеологическими эквивалентами

является лишь меньшая часть ССЭ, в остальных случаях эквивалентность

неполная. При более дифференцированном анализе аспектной и

функционально-смысловой соотнесенности между конкретными ФЕ

английского и русского языков обнаруживаются следующие типы

межъязыковых отношений [Райхштейн 1980: 67]:

1) тождество, т.е. полное совпадение аспектной организации и совокупного

смысла;

2) лексическая вариантность или структурная синонимия, т.е. полное

совпадение совокупного смысла и синтаксической организации при

неполном тождестве компонентного состава;

PAGE 35

комментарии (1)
Это только предварительный просмотр
3 страница на 35 страницах
Скачать документ