Курсовая на тему Масса, Дипломные работы из Философия. Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова (ОНУ)
Ninel2012
Ninel2012

Курсовая на тему Масса, Дипломные работы из Философия. Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова (ОНУ)

22 стр-ы.
2Количество скачиваний
303Количество просмотров
Описание
Курсовая на тему - Массы Ортега и Гассет
20 баллов
Количество баллов, необходимое для скачивания
этого документа
Скачать документ
Предварительный просмотр3 стр-ы. / 22
Это только предварительный просмотр
3 стр. на 22 стр.
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 стр. на 22 стр.
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 стр. на 22 стр.
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 стр. на 22 стр.
Скачать документ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ОДЕССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. И.И. МЕЧНИКОВА

Философский факультет

Курсовая работа

По социальной философии

На тему:

Массы, массовое общество и человек в философии

Хосе Ортега-и-Гассета.

Выполнила: Сагиной Н.А.

студентка 3 курсу

заочной формы обучения

философского отделения

философского факультета

Руководитель: доц. Ляльчук К.М.

Одесса 2015

План

1. Вступление…………………………………………………………………….3

2. Основная часть………………………………………………………………..5

2.1.История и причины феномена масс, массы и элита...................................5

2.2. "Восстание масс" Хосе Ортеги-и-Гассета …………...…….....................10

2.3. Философия Хосе Ортеги - и - Гассета ……………..........…..................14

2.4. Современный кризис и " человек - массы " Х . Ортеги - и – Гассета.17

3. Вывод………………………………………………………………………...21

4. Список литературы……………………………………...…………………..22

1. Вступление

Актуальность темы исследования. Исследование данной темы сформировалось на основе выявляющего уровень нравственной культуры в

современном обществе а так же проявление эгоистических и альтруистических компонентов активности индивида в процессе самореализации.

Цель исследования заключается в целостном анализе соотношения этики в культуре, выявлении ее основных характеристик и особенностей.

Объект исследования: взаимоотношение этики и культуры

Предмет исследования: нравственная культура общества

Задачи исследования:

• Рассмотреть жизненный и творческий путь Х.Ортеги-и-Гассета и Основные философские взгляды;

• Исследовать проявление массового сознание и история его изучения

•Определить причину упадка современной культуры;

• Определить что есть масса по Х. Ортеги-и-Гассета.

Методологическая основа исследования.

В данном исследовании мы опирались на труды украинский, российских и зарубежных философов в различных областях философского знания, прежде всего, этике, нравственной философии, философской антропологии, психологии морали, а также на работы широкого круга литературоведов, писателей, историков философии. Методологической основой исследования являются методы этико-философского анализа, этико-философская критика культуры, а также общенаучные методы и принципы познания.

Как известно , дискуссии , а еще в большей мере разговоры , о месте и роли философии в жизни общества сопровождают философию практически с момента ее возникновения . В целом это можно оценивать как положительный фактор , который способствует развитию философской мысли . Однако в европейской истории , к сожалению , были периоды, когда философия теряла статус самостоятельности и становилась

" служанкой богословия ". Ситуация , складывающаяся в настоящее время в европейском культурном пространстве , судя по всему , во многом схожа

со средневековым состоянием философии . Само собой разумеется , что речь идет не о форме , а о содержании. Если конкретизировать , то это проявляется в засилье философского мелкотемья , особенно характерного для постмодернизма, засорении философского языка бытовой терминологией,

словами , порой не имеющими смыслового содержания, одним словом словоблудием , претендующим на философскую значимость.

На фоне этого нерадостного темноватого философского пейзажа хотелось бы изложить взгляды на философию испанского философа Хосе Ортеги - и - Гассета (1882-1955), являющегося одним из наиболее авторитетных философов ХХ века. Его идеи в области философии, истории, социологии, эстетики оказали влияние на определенные круги европейской и американской интеллигенции. Ортега не отрицал ни содержательности, ни общественной значимости искусства; напротив, в великих произведениях прошлого он пытался обнаружить образное претворение исторических судеб нации. Поддерживая авангардистские художественные эксперименты, он ценил в них прежде всего протест против опошления искусства, против влияня натурализма.

2. Основная часть

2.1.История и причины феномена масс, массы и элита

Исследуя вопрос возникновения феномена масс, Ортега подробно анализирует европейскую историю. Так он постепенно приходит к выводу, что массовое общество и поведение – закономерный результат развития западной цивилизации.

Собственно примеров массового поведения даже в древней истории немало. Даже город с самого начала сам по себе был местом сборища масс.

Начинался он с пустого места – с площади, рынка, агоры в Греции, форума в Риме; все остальное – было лишь придатком, необходимым для ограждения этой пустоты. Первоначальный “полис” был не скоплением жилых домов, а прежде всего местом народных собраний, то есть специальным пространством для выполнения общественных функций. “Город не возник, подобно хижине или дому, чтобы укрыться от непогоды растить детей и для прочих личных и семейных дел. Город предназначен для вершения дел общественных”[4]. Характерный пример массового поведения в Риме – бои гладиаторов, собиравшие огромные толпы людей, желавших посмотреть на эти “экстремальные” побоища (бои, говоря современным языком социологии, стали предметом “престижного потребления”).

Рассматривая предтечи современной цивилизации, Ортега утверждает, что в основе ее лежит XIX век, успех которого слагается из двух крупных элементов: либеральной демократии и техники. Все это заключается в одном слове “цивилизация”, смысл которого раскрывается в его происхождении от слова civis – то есть гражданин, член общества. Все достижения цивилизации тогда служат тому, чтобы сделать общественную жизнь возможно более легкой и приятной. Если мы вдумаемся в эти основные элементы цивилизации, мы заметим, что у них одна и та же основа – спонтанное и все растущее желание каждого гражданина считаться со всеми остальными.

Хосе Ортега исследует в динамике изменение представлений усредненного человека о жизни и ее благах. Человек XIX века ощущал в жизни растущее общее материальное улучшение. Никогда раньше до этого средний человек не решал своих экономических проблем с такой легкостью. Наследственные богачи относительно беднели, индустриальные рабочие обращались в пролетариев, а люди среднего калибра с каждым днем расширяли свой экономический горизонт. Каждый день вносил что-то новое и обогащал жизненный стандарт. С каждым днем положение укреплялось, независимость росла. То, что раньше считалось бы особой милостью судьбы и вызывало умиленную благодарность, стало рассматриваться как законное благо, за которое не благодарят, которого требуют.

Такая свободная нестесненная жизнь неминуемо должна была вызвать “в средних душах” ощущение, которое можно охарактеризовать как освобождение от бремени, от всех помех и ограничений. В прошлые же времена такая свобода жизни была абсолютно недоступна для простых людей. Наоборот, для них жизнь была всегда тяжелым бременем, физическим и экономическим. С самого рождения они были окружены запретами и

препятствиями, им оставалось одно – страдать, терпеть и приспособляться.

Еще разительнее эта перемена проявилась в области правовой и моральной. Начиная со второй половины девятнадцатого века, средний человек уже был свободен от социальных перегородок. Заурядный человек привык осознавать, что все люди равны в своих правах.

XIX век стал по существу революционным, но не потому, что он стал известен многочисленными потрясениями, а потому, что он поставил заурядного человека, то есть огромные социальные массы, в совершенно новые жизненные условия, радикально противоположные прежним.

Тот факт, что весь феномен вполне вероятно вызван только лишь развитием либеральной демократии, приводит Ортегу к следующим выводам:

1. либеральная демократия, снабженная творческой техникой, представляет собою наивысшую из всех известных нам форм общественной жизни;

2. если эта форма и не лучшая из всех возможных, то каждая лучшая будет построена на тех же принципах;

3. возврат к форме низшей, чем форма XIX века, был бы для общества самоубийством.

Отсюда следует неутешительный вывод: “…мы должны теперь обратиться против XIX века. Если он в некоторых отношениях оказался исключительным и несравненным, то он столь же, очевидно, страдал коренными пороками, так как он создал новую породу людей – мятежного “человека массы”. Теперь эти восставшие массы угрожают тем самым принципам, которым они обязаны жизнью. Если эта порода людей будет хозяйничать в Европе, через каких- нибудь 30 лет Европа вернется к варварству. Наш правовой строй и вся наша техника исчезнут с лица земли так же легко, как и многие достижения былых веков и культур…”[5].

Ортега развивает мысль о том, что современное общество и его культура поражены тяжелой болезнью – засильем бездуховного, лишенного каких- либо стремлений человека-обывателя, навязывающего свой стиль жизни целым государствам. В критике этого ощущаемого многими философами явления Ортега идет вслед за Ницше, Шпенглером и другими культурологами.

По Ортеге, обезличенная “масса” – скопище посредственностей, - вместо того, чтобы следовать рекомендациям естественного “элитарного” меньшинства, поднимается против него, вытесняет “элиту” из традиционных для нее областей – политики и культуры, что в конечном счете приводит ко всем общественным бедам нашего века.

Вопреки обычному мнению, Ортега дает иное определение человека элиты: он “проводит жизнь в служении. Жизнь не имеет для него интереса, если он не может посвятить ее чему-то высшему. Его служение – не внешнее принуждение, не гнет, а внутренняя потребность. Когда возможность служения исчезает, он ощущает беспокойство, ищет нового задания, более трудного, более сурового и ответственного. Это жизнь, подчиненная самодисциплине – достойная, благородная жизнь. Отличительная черта благородства – не права, не привилегии, а обязанности, требования к самому себе”[6]. Благородная жизнь для Ортеги означает жизнь напряженную, всегда готовую к новым, высшим достижениям. Он противопоставляет благородную жизнь обычной, косной жизни, которая “замыкается сама в себе, осужденная на perpetuum mobile – вечное движение на одном месте, - пока какая-нибудь внешняя сила не выведет ее из этого состояния”[7].

Но при этом взгляды Ортеги-и-Гассета отнюдь не следует уподоблять марксистскому учению о “революционных массах”, делающих историю.

Для испанского философа человек “массы” – это не обездоленный и эксплуатируемый труженик, готовый к революционному подвигу, а прежде всего средний индивид, “всякий и каждый, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, “как и все”, и не только не удручен, но и доволен собственной неотличимостью”[8]. Будучи неспособным к критическому мышлению, “массовый” человек бездумно усваивает “ту мешанину прописных истин, несвязных мыслей и просто словесного мусора, что скопилась в нем по воле случая, и навязывает ее везде и всюду, действуя по простоте душевной, а потому без страха и упрека”[9]. Такого типа существо в силу своей личной пассивности и самодовольства в условиях относительного благополучия может принадлежать к любому социальному слою от аристократа крови до простого рабочего и даже “люмпена”, когда речь идет о “богатых” обществах. Вместо марксистского деления людей на “эксплуататоров” и “эксплуатируемых” Ортега, исходя из самой типологии человеческой личности, говорит о том, что “радикальнее всего делить человечество на два класса: на тех, кто требует от себя многого и сам на себя взваливает тяготы и обязательства, и на тех, кто не требует ничего и для кого

жить – это плыть по течению, оставаясь таким, какой ни на есть, и не силясь перерасти себя”[10].

2.2."Восстание масс" Хосе Ортеги-и-Гассета.

Его идеи в области философии, истории, социологии, эстетики, при жизни недооцененные, оказали влияние на определенные круги европейской и американской интеллигенции. Большая часть творческого наследия Хосе Ортеги-и-Гассета – художественные очерки, насыщенные его философскими идеями. Они обращены к думающим людям и побуждают читателя не соглашаться, а спорить и думать.

Социальные проблемы, затрагиваемые в трудах Ортеги-и-Гассета, не только не устарели с ростом стандартизации жизни, но стали более злободневными. В социологии наибольшую известность получила его книга "Восстание масс". В ней Ортега-и-Гассет одним из первых зафиксировал феномен возникновения "массового сознания" в европейском менталитете: "масса" у него трансформируется в толпу, представители которой захватывают господствующие позиции в иерархии общественных структур, навязывая собственные псевдо-ценности остальным социальным группам. Основное свойство существа из "массы" - не столько его стандартность, сколько физическая инертность. "Масса" конституируется, согласно его выводам, не на основе какого-либо определенного общественного слоя. Речь идет о таком "способе быть человеком", в рамках которого предпринимаются

насильственные попытки преобразовывать устройство общества, при этом намеренно игнорируя закономерности его функционирования.

"Я говорю о растущем столпотворении, стадности, всеобщей переполненности. Города переполнены. Дома переполнены. Отели переполнены. Поезда переполнены. Кафе уже не вмещают посетителей. Улицы – прохожих. Приемные медицинских светил – больных. Театры, какими бы посредственными ни были спектакли, ломятся от публики. Пляжи не вмещают купальщиков. Становится вечной проблемой то, что прежде не составляло труда, – найти место".[с.2]

"Масса – всякий и каждый, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, "как и все", и не только не удручен, но доволен собственной неотличимостью".[c.1]

Ключевая проблема, над которой призывает задуматься читателя один из

наиболее знаменитых испанских философов Ортега-и-Гассет в своем лучшем

произведении "Восстание масс" - это структурные изменения, произошедшие

в социальной и политической европейской жизни начала первой трети

двадцатого века. Осознавая, что живет в переломное время, он пытается

найти корни, истоки разрушительных процессов, которые начались в

большинстве европейских стран, анализирует исторические механизмы,

которые привели Европу в такое состояние, и старается понять, каким

набором альтернатив располагает современное ему общество. Попутно он

рассуждает о природе государства, причем так, что по глубине выводов он

заслуженно стоит в одном ряду с такими метрами, как Макиавелли и Гоббс.

И все это Хосе Ортега-и-Гассет делает блестяще. Выводы, поражающие

своей простотой, логичностью и силой, "одеты" в красивый образный и

доходчивый слог. Вот, например, как в главе "Век самодовольных

недорослей" он описывает выделенный им новый человеческий тип: "В

социальном плане психологический строй этого новичка определяется

следующим: во-первых, подспудным и врожденным ощущением легкости и

обильности жизни, лишенной тяжких ограничений, и, во-вторых, вследствие

этого – чувством собственного превосходства и всесилия, что, естественно,

побуждает принимать себя таким, каков есть, и считать свой умственный и

нравственный уровень более чем достаточным. Эта самодостаточность

повелевает не поддаваться внешнему влиянию, не подвергать сомнению свои

взгляды и не считаться ни с кем. Привычка ощущать превосходства

постоянно бередит желание господствовать. И массовый человек держится

так, словно в мире существуют только он и ему подобные, а отсюда и его

третья черта – вмешиваться во все, навязывая свою убогость бесцеремонно,

безоглядно, безотлагательно и безоговорочно".

В основе “Восстания масс”, подчеркивает Ортега, лежит замкнутость души массового человека. Дело в том, что человек массы считает себя совершенным, он никогда не сомневается в своем совершенстве, его вера в себя поистине подобна райской вере. Замкнутость души лишает его возможности познать свое несовершенство, так как единственный путь к этому познанию – сравнение себя с другими; но тогда он должен хоть на миг выйти за свои пределы, переселиться в своего ближнего. Душа заурядного человека неспособна к таким упражнениям. “Мы стоим здесь перед тем самым различием, которое испокон веков отделяет глупцов от мудрецов. Умный знает, как легко сделать глупость, он всегда настороже, и в этом его ум. Глупый не сомневается в себе; он считает себя хитрейшим из людей, отсюда завидное спокойствие, с каким он пребывает в глупости. Подобно насекомым, которых никак не выкурить из щелей, глупца нельзя освободить от глупости, вывести хоть на минуту из ослепления, сделать так, чтобы он сравнил свои убогие шаблоны со взглядами других людей. Глупость пожизненна и неизлечима. Вот почему Анатоль Франс сказал, что глупец гораздо хуже мерзавца. Мерзавец иногда отдыхает, глупец – никогда”[11].

Однако человек массы совсем неглуп. Наоборот, он действительно гораздо умнее, гораздо способнее, чем все его предки. Но эти способности ему не впрок: сознавая, что он обладает ими, он еще больше замкнулся в себе и не пользуется ими. Он раз и навсегда усвоил набор общих мест, предрассудков, обрывков мыслей и пустых слов, случайно нагроможденных в памяти, и с развязностью, которую можно оправдать только наивностью, пользуется ими всегда и везде. Это явление Ортега назвал в первой главе Восстания “знамением нашего времени: не в том беда, что заурядный человек считает себя незаурядным и даже выше других, а в том, что он провозглашает и утверждает право на заурядность и самое заурядность возводит в право”[12].

2.3. Философия Хосе Ортеги - и - Гассета

Чтобы точка зрения испанского философа была более понятна , необходимо сказать несколько слов о фундаментальных основах его концепции . Ортега исходит из принципа , начавшего утверждаться в европейском научном сознании в период Нового времени , согласно которому одной из основных функций философии , как и всей науки , является предвидение , предвосхищение и прогнозирование различных сторон духовной жизни общества . Еще О . Конт (1798-1857) сказал , имея в виду систему человеческих знаний , что смысл знаний в предвидении , а смысл предвидения – в обеспечении действия . Оценивая состояние философской мысли , испанский мыслитель , вслед за немецким философом О . Шпенглером (1880-1936), констатирует кризис современной цивилизации , и в частности европейского общества . Это он объясняет главным образом технизацией всех сторон общественной жизни , которая отчуждает человека от его сущности и распространяется на все сферы человеческой деятельности . В связи с изменением условий человеческого существования меняется статус и назначение философии . Именно в этом ракурсе надо рассматривать идею Ортеги о необходимости пересмотра прежних философских воззрений и создания новой системы философских взглядов . Согласно Ортеге , прошлое предстает в глазах новых поколений как заблуждение . По - видимому , в этом он руководствуется гегелевской мыслью , сказавшего по поводу человеческой жизни : " Когда мы обращаем взгляд на прошлое , то первое , что мы видим, это руины " ( Гегель , 1935).

По мнению Ортеги , каждое новое философское учение начинается с того , что выявляет заблуждения предшествовавшего или предшествовавших учений , становясь благодаря этому уже другой философией . Однако такое выявление было бы лишено всякого смысла , если бы каждое новое учение не стремилось хотя бы формально , хотя бы в одном из своих проявлений преодолеть прежние заблуждения . Это должно вызвать у исследователей озарение , которое приводит к открытию нового аспекта в понимании прошлого , как инструмента познания истины . " Каждое философское учение , – пишет Ортега (1991), – используя недостатки предыдущих , рождается в полной уверенности сразу в том , что по крайней мере этих ошибок оно не допустит ". Главными проблемами философии , которые должны быть в центре ее внимания , должны быть , по мнению Ортеги , ее сущность , роль в познании Вселенной , общества и человека , а также ее история . Именно этим проблемам посвящены многие его известные работы . Прежде , чем излагать взгляды Ортеги о кризисе философии и создании новой философии , следует напомнить , что испанский мыслитель в целом стоит на позициях экзистенциализма . Его взгляды по данным вопросам , как , впрочем , и по другим , не отличаются последовательностью и логической безупречностью . Другими словами , для его философских суждений порой характерны декларативность , логическая непоследовательность , а иногда и противоречивость.

Главный недостаток предшествующей философии , и в частности философии Нового времени , Ортега видит в ее отрыве от реальной жизни , в анализе сущности и бытия человека в неестественной для него среде . Предшествующая философия характеризуется им как утопическая и в чем - то примитивная . Ее утопизм заключался в том , что каждый философ , создавая свою систему или разрабатывая отдельные идеи , придавал им абсолютное значение , приписывал им всеобщую значимость . Примитивизм философии , а в ортегианском значении это означает схематизм , упрощение , проявлялся в попытке философов придать своему субъективному видению мира или событий объективный характер .

Поэтому по созданию новой философии он посвятил большинство своих трудов . Сущность своей новой философии Ортега выразил следующей парадигмой : " Я – есть я и мои обстоятельства ". Смысл этой парадигмы заключается в следующем . В отличии от рационалистической философии , принижавшей , а порой и отрицавшей внешние обстоятельства и их влияние на человека , Ортега не мыслит человеческое " Я " без окружающего его мира , или , по - ортегиански , обстоятельств , то есть того , что окружает человека . " Я " без окружающих его обстоятельств не является полноценным

и даже более того , чистое " Я " просто - напросто не может существовать . Первое " Я " это " радикальная реальность человеческой жизни " во всей ее совокупности . Второе " Я " – это сознание . Понятие " обстоятельства " постоянно Ортегой изменялось и наполнялось все новым и новым содержанием . Вначале оно включало в себя природную географическую среду обитания человека , затем оно было дополнено культурным и социальным содержанием , а в конечном итоге вобрало в себя убеждения того социального мира , в котором обитал конкретный человек . В окончательном варианте в понятие " обстоятельства " было включено широкое содержание , вобравшее в себя практически весь культурно - исторический мир человека , который , по мнению Ортеги , изначально объединен с человеком , и без которого он не может существовать . Обстоятельства – это все то , что является предметом осознания , включающего в себя познавательную деятельность и другие формы восприятия и осмысления , например , эмоциональные , эстетические и т . п . Обстоятельства не дедуцируются из " Я " и не формируются субъектом , они – продукт внешнего и внутреннего мира . Всякому проявлению сознания предшествует предмет , т . е . обстоятельства . Бытие интерпретируется не как материя , идея или какая - либо субстанция , а как " перспектива ", " ракурс ". Утверждается , что определяющим фактором в онтологическом понимании мира и его познании является точка зрения, т . е." ракурс "

Одним из факторов , предопределивших поиск Ортегой новой философии , было предощущение им того , что XX век поставит перед человеком и обществом такие проблемы , которые самым непосредственным образом будут касаться самих основ его жизни и потребуют новых методов исследования и понимания . Это , в свою очередь , обусловлено тем , что период стабильного , по восходящей линии , развития христианских государств миновал , а следовательно , ушли в прошлое тепличные кабинетные условия деятельности философов , когда они могли исследовать явления в " чистом " виде .

Жизнь , " улица " решительно стучатся в окно философа , и он не может не откликнуться на этот зов . Это тем более необходимо , что на Западе налицо глубокий кризис культуры , куда он включает кризис государственных институтов , системы образования и духовности человека . Свои идеи по этим вопросам он высказал в ряде работ , но главным образом в " Восстании масс ", опубликованной в 1930 году . Как свидетельствует европейская действительность завершающих лет XX и начала ХХ I столетий , некоторые из высказанных идей оказались пророческими . Есть

все основания полагать , что сказанное Ортегой по этому поводу не потеряет своего эвристического значения и в последующие десятилетия . Прежде , чем анализировать идеи , высказанные в этой работе , скажем несколько слов о ее центральном образе - понятии , каковым является " человек - масса ". Это необходимо сделать помимо прочего потому , что без понимания его содержания будет трудно понять сущность и формы культурного кризиса на Западе , о котором говорит Ортега . Если излагать коротко , то " человек - масса " – это всякий человек " кто сознательно не оценивает себя в понятиях « хорошо » или « плохо », а чувствует , характеризует себя « как все » и , тем не менее , не печалится от этого , а ощущает радость идентифицировать себя как все другие ". " Человек - масса " – это социально - психологический тип " усредненного человека ", добровольно отказавшегося от личностного восприятия мира . Он не является , как это считают многие , причиной кризиса , он продукт этого кризиса , отмечает Ортега . " Человек - масса " выступает в качестве яркого разоблачителя специфического культурного кризиса современного западного общества , и в этом плане , по - видимому , можно говорить , что Ортега значительно продвинул вперед критический анализ бюрократическо - административного общества , начатый еще учеными Франкфуртской школы.

2.4. Современный кризис и " человек - массы " Х . Ортеги - и – Гассета.

Несмотря на постоянное внимание к этой проблеме и значительное число публикаций , посвященных ее изучению , полной ясности в ее понимании нет . С одной стороны , получается , что поведение , общественно - политическая деятельность " человека - массы " самым непосредственным образом влияют на создание кризисной ситуации в культуре , а с другой – он является производным от этой культуры и разделяет ее судьбу .

В первом случае " человек - масса " характеризуется как " вертикальный варвар ", использующий в полной мере права и привилегии , предоставляемые ему обществом , но не прилагающий никаких усилий для их обновления . Это означает , что человек , доминирующий в обществе , по своей сущности является примитивным " натурменшем ", появившимся в среде цивилизованного мира .

Как это ни покажется парадоксально , но в этом случае " человек - масса " является патологическим результатом культурного фетишизма и природного варварства , так как безумно любит культурную среду , без которой не может существовать , и одновременно использует ее для спонтанного удовлетворения своих желаний и инстинктов . В действительности же его " не интересуют фундаментальные ценности культуры ".

По существу у " человека - массы " отсутствует чувство культуры , так как нет культуры там , где нет сознательного понимания среды и тех норм , которыми руководствуется общество . Получается , что существованию " человека - массы " не хватает легитимности в той мере , в какой степени его свобода в культурном плане не имеет веса . Неучастие в культурной жизни в материально - предметном выражении означает неспособность поддержать человеческую цивилизацию .

В этом плане Ортега не согласен со Шпенглером , утверждавшим , что человеческая цивилизация может пережить по инерции ту культуру , которая ее породила . " Я не могу позволить себе верить в это , – пишет Ортега , – так как техника в своей сущности – это наука , а наука не может существовать , если не проявляется заинтересованность в своей чистоте , а такого интереса может не быть , если люди не будут продолжать оставаться под вдохновением общих принципов культуры " ( Ortega , 1938b).

В результате этого " человек - масса " не может управлять и контролировать цивилизацию , в которой он живет . Поддерживание и сохранение современной цивилизации в свете сказанного требует каждый раз

все большей научной подготовки и исторического сознания . Использование своей силы требует более глубокого этического чувства , но отсутствие культурного сознания обрекает " человека - массу " быть жертвой своих дел и в конце концов оказаться уничтоженной ими . Нет никакого сомнения , что такое варварское поведение предполагает постоянный кризис европейской культуры .

В этих условиях либеральная демократия проституирует в отношениях с " восстанием масс ", и эту ситуацию Ортега жестко критикует , обозначая ее как " больную демократию ", существеннейшими чертами которой являются нивелирование различий между людьми в ущерб человеческой экзистенции . Но это только одна из сторон исследуемой проблемы .

Если проанализировать , как шел процесс формирования этого человека , то окажется , что его появление и последующее существование – это закономерный исторический результат внутреннего развития Запада . " Все , что происходит , – замечает Ортега , – является следствием или результатом этой радикальной структуры , которую можно было бы резюмировать так : мир , возникший в Х I Х веке , автоматически создав нового человека , заложил в него огромные желания , могущественные средства различного типа , чтобы удовлетворить их : экономические , физические , социальные , научно - технические . После наделения его такими потенциями XIX век оставил его с самим собой . В результате этой ситуации « посредственный человек », следуя своим естественным потребностям , замкнулся в самом себе " ( Ortega , 1938b).

Если это забвение человека понимать как необходимое следствие радикального устройства XIX века , то есть его культуры в самом широком значении этого слова , нужно было бы допустить , что современный рационализм со своими мифами прогрессивных учений и индустриализма , со своей верой в бесконечную власть разума , способствовал формированию у посредственного человека такой оперативной самодостаточности . Благодаря этому он без специальных усилий со своей стороны превратился в суперчеловека и герметически закрылся в самом себе . В конечном итоге " человек - масса " – это гибрид , в котором сфокусированы нормальный посредственный человек и благородный бесстрашный человек . Можно сказать , что все фибры " человека - массы " обволакивают благородное псевдосознание , и именно по этой причине оно не может востребоваться . Это псевдосознание , как всякое ложное сознание , является в действительности идеологией . Речь идет о рационализме как абсолютной идеологии и анонимной власти , которая появляется всегда , когда в ней возникает нужда , и которая не имеет большей веры в свой разум , чем

результативность , с помощью которой она достигает любого решения и доказывает всякое данное обещание .

Естественно, что в данном случае рационализм выступает не как философия , а как популярная вера в разум , которая присутствует в каждом человеке в качестве естественного стремления " иметь разум " без соответствующего требования быть самому на соответствующей интеллектуальной высоте . Человек с улицы предлагает свои соображения без того , чтобы подвергнуть их критическому анализу или другой гарантии – анонимного свидетельства его существования . Чтобы иметь основания для существования , разум не обязательно приводит доказательство своего бытия . Для этого достаточно убедить власть в том , что установившееся в обществе господство разума беспрерывно и неустанно воспроизводится , и подобная ситуация не требует радикальных изменений . Империализм ( этим словом Ортега обозначает всевластие – В . Т .) западного мышления , повсеместно утвердившегося в вульгарной вере в разум , дегенерирует в процессе апологетики таких действий , которые тем более являются разумными , чем эффективнее и организованнее в методическом плане они выступают .

Результативность , таким образом , превращается в новый критерий очевидности . Публичная оценка означает как ценность в самой себе того , что торжествует на рынке вещей или явлений , с успехом или славой . С подобной идеологией , а именно она овладевает человеческой толпой , трудно бороться и разоблачать ее , так как она каждодневно усиливает свои позиции благодаря способности подтверждать свои гипотезы и исключать всякую другую точку зрения . Комбинация нездоровой демократии и техническое суеверие приводят к тому , что любое другое высказанное мнение вызывает у человеческой толпы ненависть по мере того , как оно стремится быть отличным от общепринятого , а посему оно осуждается местной властью с помощью масс - медиа . Важно также отметить , что Ортега этим и другими рассуждениями о природе и функциях государственной власти предвосхищает образ

административного общества , в котором научная специализация , бюрократизация общественной жизни и автономизация человеческого существования закупорили источники всякой оригинальности и нововведений .

В этой ситуации " масса " восстает , поскольку считает себя обладательницей исключительной власти , впервые ставшей ее достоянием . Выдвигая эту идею , Ортега , по существу , не замечает , что " восстание

масс " является тем же самым , что и восстание научно - технического разума против любой другой инстанции , и его заявка на полную власть , доступную всем , не является чем - то новым . По существу , Ортега не может ясно установить связь между рационализмом как философией и рационализмом как популярной идеологией с точки зрения своей концепции всевластия или воли к власти .

В конце концов он приходит к мнению , что " восстание масс " реализуется против и за счет благородного и избранного меньшинства в силу неотесанности и непокорности " человека - массы ", забывая на какой - то момент , что самое меньшинство , или элита , в первую очередь должна изменить свое поведение , как он об этом неоднократно заявлял в своем труде " Реформа интеллигенции ". В итоге получается , что " человек - масса " является чистым потребителем социальных привилегий и отрицает свое подчинение любым общественным правилам , поскольку сама западная культура потеряла всякие нормы человеческого общежития , достойные уважения .

Чтобы преодолеть этот кризис , Ортега призывает интеллектуалов возвратиться к участию в общественной жизни , чтобы с помощью новой идеологии сформировать новыеадминистративного общества , в котором научная специализация , бюрократизация общественной жизни и автономизация человеческого существования закупорили источники всякой оригинальности и нововведений . В этой ситуации " масса " восстает , поскольку считает себя обладательницей исключительной власти , впервые ставшей ее достоянием . Выдвигая эту идею , Ортега , по существу , принципы человеческих взаимоотношений , способные вывести Запад из кризисной ситуации . Значительное внимание в своих работах Ортега уделяет анализу общественного развития . Он считает , что выявление движущих сил общественного развития должно стать одной из фундаментальных проблем новой философии . Существующие подходы , в частности индивидуалистский , в соответствии с которым история делалась отдельными личностями ( королями , полководцами , народными героями ), и коллективистской , объясняющей историческое развитие деятельностью народных масс , содержат , по его мнению , в себе часть правды , но поскольку каждая из них напрочь отрицает другую точку зрения , то можно сказать , что , в конечном счете, они являются ошибочными .

Опираясь на идеи итальянского социолога Вильфредо Парето , Ортега пытается преодолеть эти концепции и объяснить историческое развитие деятельностью аристократического меньшинства , то есть элиты . Он считает , что всякое общество содержит в себе такую функциональную

структуру , в которой наиболее энергичные люди воздействуют на остальных людей и ведут их за собой . Разумеется , это происходит потому , что они , то есть элита и масса , обладают определенной однородностью , которая , кстати , отличает их друг от друга . Элита , а не отдельный гений или герой , воздействуя на толпу , улучшает ее природу и двигает историю вперед.

Одним из важнейших функциональных свойств избранного меньшинства является формирование в обществе социальных норм поведения , общественных законов . Всякая жизнь , в том числе общественная , предполагает существование иерархической структуры , и элита занимает в ней высшую ступеньку . Существование образцовости , примерности является необходимым социальным механизмом совершенствования общественной жизни . Следовать и подчиняться лучшему означает и самому совершенствоваться и улучшаться . Идя по дороге подражания лучшему , совершенствуется человеческая душа , которая не замыкается в самой себе , совершенствуется человек и развивается общество .

Не обходит своим вниманием Ортега вопрос о том , каким должно быть совершенное общество . Решает он его достаточно просто и в полном соответствии со своей философской парадигмой . Черты идеального общества содержатся в реально существующем государстве . Этим идеалом как реальностью , так и целью , является аристократизация и внутреннее совершенство общества . Для того , чтобы общество могло приобрести ту или иную форму , оно , прежде всего , должно реально существовать . По мере того , как оно будет аристократизироваться , оно все больше будет совершенствоваться . Общество , страдающее отсутствием аристократизма , по мнению Ортеги , является дефективным , ущербным , дегенеративным образованием , имеющей тенденцию к потере своей социальной сущности . Хотим мы того или не хотим , отмечает Ортега , как бы подытоживая свои рассуждения , но общество , чтобы существовать и нормально развиваться , должно обладать аристократизмом , или , если сказать по - другому , высоким уровнем духовной жизни .

3.Выводы

Ортего показывает нам, что XX век со всей очевидностью создает новую, несходную с XIX веком историческую ситуацию, резко отличную всех прежних веков мировой истории.

Наиболее наглядный и очевидный показатель происшедшего исторического сдвига усматривается в огромном увеличении массы людей. Ведь прошлый век не только способствовал развитию науки и техники, но и в несколько раз увеличил население планеты, особенно больших городов. Но вместе с тем, создав новые, почти безграничные источники богатства и комфорта, он дал большой массе людей ощущение легкости жизни, лишил ее нравственной требовательности к себе, чувства ответственности перед настоящим и будущим, уважения к труду и традиционным нормам общественной морали. Этот исторический феномен X. Ортега-и-Гассет называет “восстание масс”.

Характерной чертой современного общества, считает он, стала его странная уверенность в том, что оно выше всех предыдущих эпох. Так же одной из характерных черт общества стала растерянность, безрассудное и непонятное

метание его во времени и культуре.

Он пишет, что XIX век стал по существу революционным, но не потому, что он стал известен многочисленными потрясениями, а потому, что он поставил заурядного человека, то есть огромные социальные массы, в совершенно новые жизненные условия, радикально противоположные прежним.

Ортега развивает мысль о том, что современное общество и его культура поражены тяжелой болезнью – засильем бездуховного, лишенного каких- либо стремлений человека-обывателя, навязывающего свой стиль жизни целым государствам.

Взгляды Ортеги-и-Гассета отнюдь не следует уподоблять марксистскому учению о “революционных массах”, делающих историю. Для испанского философа человек “массы” – это не обездоленный и эксплуатируемый труженик, готовый к революционному подвигу, а прежде всего средний индивид, “всякий и каждый, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, “как и все”, и не только не удручен, но и доволен собственной неотличимостью”[с.1]

В основе восстания масс, подчеркивает Ортега, лежит замкнутость души массового человека. Дело в том, что человек массы считает себя совершенным, он никогда не сомневается в своем совершенстве, его вера в себя поистине подобна райской вере. Замкнутость души лишает его возможности познать свое несовершенство, так как единственный путь к этому познанию – сравнение себя с другими; но тогда он должен хоть на миг выйти за свои пределы, переселиться в своего ближнего. Однако человек массы совсем неглуп. Наоборот, он действительно гораздо умнее, гораздо способнее, чем все его предки. Но эти способности ему не впрок: сознавая, что он обладает ими, он еще больше замкнулся в себе и не пользуется ими.

Ортего говорит о наихудшей из опасностей, грозящей европейской цивилизации. Как и все прочие угрозы, она рождена самой цивилизацией и, больше того, составляет ее славу. Это современное для Хосе Государство. Он пишет: « В наши дни государство стало чудовищной машиной немыслимых возможностей, которая действует фантастически точно и оперативно. Это средоточие общества, и достаточно нажатия кнопки, чтобы гигантские рычаги молниеносно обработали каждую пядь социального тела.»

Даже сегодня диктат государства – это апогей насилия и прямого действия, возведенных в норму. Масса действует самовольно, сама по себе, через безликий механизм государства.

Написанное под впечатлением первой мировой войны и накануне второй эссе Ортеги “Восстание масс” стало рассматриваться как пророческое, чему способствовали и последующие события: появление таких примеров социальной “патологии”, как фашизм, нацизм и сталинизм с их массовым конформизмом, ненавистью к гуманистическому наследию прошлого, безудержным самовосхвалением и использованием наиболее примитивных наклонностей человеческой природы. В последствии «Восстания масс» многими читателями был воспринят как пророчество грядущей катастрофы Запада.

4. Список использованной литературы

Здесь пока нет комментариев
Это только предварительный просмотр
3 стр. на 22 стр.
Скачать документ