Монетаризм в России реферат по экономической географии скачать бесплатно деньги вклады рост денег проблема денежное доход хозяйство эмиссия инфляция кейнсианский спроса фридмен процент капитал гиперинфляция причины экономики характер дефицит, Сочинения из Экосоциология. Moscow State University
docsity
docsity11 апреля 2017 г.

Монетаризм в России реферат по экономической географии скачать бесплатно деньги вклады рост денег проблема денежное доход хозяйство эмиссия инфляция кейнсианский спроса фридмен процент капитал гиперинфляция причины экономики характер дефицит, Сочинения из Экосоциология. Moscow State University

DOC (219 KB)
39 страница
20Количество просмотров
Описание
Монетаризм в России реферат по экономической географии скачать бесплатно деньги вклады рост денег проблема денежное доход хозяйство эмиссия инфляция кейнсианский спроса фридмен процент капитал гиперинфляция причины эконо...
20баллов
Количество баллов, необходимое для скачивания
этого документа
Скачать документ
Предварительный просмотр3 страница / 39
Это только предварительный просмотр
3 страница на 39 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 39 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 39 страницах
Скачать документ
Это только предварительный просмотр
3 страница на 39 страницах
Скачать документ

Кафедра экономической теории

Курсовой проект

«Современный монетаризм и российская экономика»

Выполнил ст. гр 1-21-11 Лапин А.Г.

Проверила доц. к.э.н. Пантелеева Е.А.

2000

Содержание

Содержание 1

Введение 2

Монетарная политика государства 4

Деньги имеют значение 5

Характерные признаки монетаризма 13

Монетаристская версия количественной теории денег 14

Монетаризм в России 30

Заключение 37 Литература 39

Введение

За 20-й век рыночная экономика развитых стран претерпела ряд значительных

изменений. Были проведены разные экономические политики в свое время и в

соответствующем месте. Особую роль играет политика государства при решении

экономических проблем. Во времена кризиса 30-х годов в Америке, а также в

некоторых других странах, возникла потребность в разработке экономической

модели функционирования государства, чтобы вывести страну из кризиса. В то

время была разработана кейнсианская модель рынка. Было признано, что рыночная

экономика имеет недостатки и что она не регулируется сама. Необходимо увеличить роль государства в регулировании экономики. Главная проблема

госрегулирования обозначена как подстегивание эффективности спроса, а не

борьба с инфляцией. Инфляция даже является дополнительным регулятором

спроса. Люди покупают сегодня товар, потому что знают, что он завтра подорожает.

Кейнсианский подход сыграл свою роль в первой половине 20-го века, а также в 60-

е годы с целью поднятия экономики после второй мировой войны. Однако в 70-е

годы было обнаружено, что и в кейнсианской модели есть некоторые недостатки.

Новый подход в США известен как рейганомика, а в Великобритании как

тетчеризм. Этот подход называется монетаризм. Под именем монетаризма воз

родилась давняя историческая традиция в области денежной теории, которая,

казалось, была разгромлена и подверглась интеллектуальной изоляции в ходе

кейнсианской революции. Новое течение вновь акцентировало внимание на роли

денег в объяснениях колебаний экономической активности и инфляции. Давняя

историческая традиция — это количественная теория денег, которая прошла долгий

путь и была важной составной частью неоклассических взглядов.

Монетаристы поставили целью оживить и модернизировать количественную

теорию, которая потерпела чувствительное фиаско в 30-х годах и в последующем

находилась в состоянии глубокого застоя. Они попытались придать ей большую

гибкость, снять наиболее сомнительные ее утверждения и выводы, перестроить

структуру, систему доказательств, аналитический аппарат. В таком обновленном виде эта теория стала стержнем учения, которое, говоря словами Фридмена,

утверждало, что "деньги имеют значение и что любая оценка краткосрочных

колебаний хозяйственной активности будет, по-видимому, чревата серьезными

ошибками, если при этом не учитывается изменение денежных показателей".

В нашей стране монетаризм имеет своеобразную судьбу, как и многие другие

теории. Правительство Гайдара решило применить теорию, основанную на

рыночных законах к нерыночной экономике. Мы смогли наблюдать, что из этого

получилось. Либерализация цен привела к инфляции, которая вмиг обесценила

накопления граждан. При этом не все имели возможность сразу поднять цены –

большинство предприятий было во владении государства, что ограничивало

возможности фирм. Одни отрасли разорялись за счет других. Следуя логике

монетаристов необходимо было бы вначале провести приватизацию, но это было

сделано потом. Вследствие чего монетаризм в нашей стране стал синонимом

неумелой политики. Сайты в internet в домене ru, в которых встречается

словосочетание «теория монетаризма» зачастую содержат безграмотную критику

монетаризма. На сайте ЛДПР [1] можно встретить популистский анализ книги

Милтона Фридмена «Если бы деньги говорили». Автор статьи Владимир

Юровицкий утверждает, что количественной теории денег не существует, а также,

что Милтон Фридмен является учеником Сталина. На зарубежных сайтах подобных статей найдено не было, зато был найден вполне трезвый анализ существующей

экономической политики в мире (в том числе в России). Так что монетаризм все

еще нуждается в тщательном изучении, исследовании и публикации.

Монетарная политика государства

Как упоминалось, высшей и конечной целью монетарной политики государства

является обеспечение стабильности цен, полной занятости и роста реального

объема ВНП. Проводником монетарной политики является центральный банк

страны. Объекты политики – предложение и спрос на денежном рынке. Прежде чем

продолжить несколько определений.

Предложение денег – это общее количество денег, находящееся в обращении.

Спрос на деньги состоит из спроса на деньги как средство обращения (или деловой,

операционный спрос для совершения сделок) и как средство для сохранения стоимости. Общий спрос определяется уровнем номинального ВНП.

Операционный спрос не зависит от процентной ставки ЦБ. Спрос на деньги как

средство сохранения стоимости зависит от величины номинальной ставки.

Графически денежный рынок представляется следующим образом:

где D – спрос денег на рынке, S – предложение денег, E – равновесная ставка % или

цена денег, M – деньги в обращении, % - процентная ставка.

Если предложение выросло, то ставка процента снижается. Люди стремятся

уменьшить количество денежных запасов путем покупки других финансовых активов (облигаций например). Спрос на них растет, цены увеличиваются,

процентная ставка или альтернативная стоимость хранения не приносит прежнего

дохода. Ликвидность становится менее дорогой. Вследствие чего население и

фирмы увеличивают количество наличности и чековых вкладов, которые они

готовы держать на руках и восстанавливается равновесие на денежном рынке при

большем предложении денег и меньшем проценте.

Если спрос на деньги вырос, то процентная ставка повышается. Это может быть из-

за роста номинального ВНП. Т.е. население и фирмы хотят держать больше активов

в виде наличных денег и чековых вкладов, продавая облигации. При неизменном

предложении денег равновесие может быть установлено поднятием процентной

ставки.

При проведении монетарной политики центральный банк может использовать следующие инструменты:

1. За счет операций на открытом рынке, т.е. на вторичном рынке казначейских

бумаг. ЦБ может скупать или продавать ценные бумаги. Тем самым можно

увеличивать или уменьшать спрос на деньги.

2. Политика учетной ставки, т.е. регулируется процент по займам коммерческих

банков у центрального банка.

3. Изменение норматива обязательных резервов. Это наибольший по

эффективности инструмент.

Монетарная политика действует в краткосрочном периоде. С точки зрения

кейнсианцев основа монетарной политики – уровень процентной ставки. С точки

зрения монетаристов – сам уровень предложения денег.

Деньги имеют значение

Монетаристы выдвинули лозунг "Деньги имеют значение", ставший своеобразным

символом их учения. На первый взгляд здесь высказана здравая и разумная мысль

о важной роли денежного обращения в процессах хозяйственного развития. На деле

же сторонники нового варианта количественной теории вкладывают в эту фразу

особый, потайной смысл. Они, как правило, трактуют деньги не просто как

значимый экономический фактор, а как главный, центральный элемент

хозяйственной системы, определяющий по существу состояние экономической

конъюнктуры и весь ход воспроизводственного процесса. Монетаристы выступили

с активной пропагандой теории "устойчивых денег", которая имеет давние

традиции в истории немарксистской экономической мысли. Монетаристы исходят

из тесной причинной зависимости между "денежной стабильностью" и

общехозяйственной конъюнктурой, видя в денежных нарушениях главную причину

возникновения экономических кризисов.

Некоторые склонны расценивать крайнюю позицию Фридмена в оценке роли денег

как своего рода полемический прием, используемый в борьбе против кейнсианства.

Выдвижение денег на роль главного причинного фактора в системе хозяйственных

отношений капитализма — это не полемический перехлест, не временное, преходящее явление. Это суть монетаризма как теоретической доктрины, одна из

главных его черт. Выбор количественной теории как центрального ядра нового

учения позволил его сторонникам решить ряд стратегически важных задач. Прежде

всего создавался теоретический плацдарм для наступления на позиции

кейнсианцев, которые, по утверждению монетаристов, игнорировали важную роль

денег в хозяйственном процессе.

Монетаристская школа выдвинула своего вождя и бессменного лидера — М.

Фридмена. Его влияние на современную экономическую мысль столь велико, что

многие авторы называют новое учение "контрреволюцией Фридмена".

В послевоенные годы капиталистический мир переживал полосу экономического

подъема. Это способствовало укреплению авторитета кейнсианской теории,

сторонники которой изображали высокую конъюнктуру как результат энергичной

политики государства, его усилий по стимулированию спроса. Лишь после того, как

эскалация военных действий США во Вьетнаме во второй половине 60-х годов

привела к резкому росту бюджетных дефицитов и ускорила повышение товарных

цен, позиции монетаристов укрепились и их популярность возросла.

Монетаристская доктрина прошла ряд этапов, на каждом из которых главное

внимание было обращено на разработку определенного круга проблем. Так, на

начальном этапе, занявшем вторую половину 50-х и начало 60-х годов, основные

усилия были сосредоточены на разработке нового Варианта количественной теории

денег, выраженного в форме стабильной функции спроса на деньги. Эта функция

была в построениях монетаристов аналогом устойчивой и надежно прогнозируемой

скорости обращения денег, служащей звеном связи между денежной массой и но

минальным (денежным) доходом. В последующие годы было проведено множество

эконометрических расчетов функции спроса на деньги. Большинство

исследователей стремились выявить справедливость монетаристского тезиса, что

указанная функция отражает устойчивые законы поведения хозяйственных

субъектов, четко прослеживаемые в различных исторических ситуациях.

Параллельная линия развития монетаристской доктрины в эти годы связана с

сопоставлением монетаристской и кейнсианской моделей хозяйственного

механизма, оценкой их "предсказательных" свойств. Монетаристы утверждали, что их модель капиталистической экономики более надежна и служит лучшей основой

для прогнозирования конъюнктуры. Большой резонанс вызвала вышедшая в 1963 г.

работа М.Фридмена и Д.Мейзельмана, где в качестве главного объекта критики был

избран мультипликатор инвестиций, служащий ключевым элементом кейнсианских

моделей. Авторы связывали теорию инвестиционного мультипликатора со

взглядом, что "деньги не имеют значения". Этот вывод, подчеркивали они, не

обязательно следует из учения Кейнса, но "на практике многие кейнсианцы были

склонны считать, что инвестиции не реагируют на изменения процентных ставок,

и сосредоточивали внимание на простейшей версии теории, где запас денег

игнорировался и рассматривался как осколок прошлых заблуждений".

Фридмен и Мейзельман провели своеобразный тест, чтобы установить, какой из

двух показателей более надежен для прогнозов динамик национального дохода —

мультипликатор инвестиций (в их формулировке — "отношение потока дохода или

потребительских расходов к потоку инвестиций") или скорость обращения денег

("отношение потока дохода или потребительских расходов к денежному запасу"). С

этой целью были использованы два типа уравнений регрессии: в одном

потребительские расходы рассматривались как функция "автономных

расходов" (инвестиции в основной капитал плюс дефицит государственного

бюджета в системе национальных счетов плюс сальдо расчетов с заграницей); в

другом—как функция денежной массы (наличные деньги в обращении плюс

вклады до востребования плюс срочные вклады в коммерческих банках). Первая

группа уравнений, по мысли авторов, представляет кейнсианский подход, вторая

— монетаристский.

Расчеты, проведенные на основе американской статистики за период с 1898 по 1957

г., выявили более высокую степень корреляции между потребительскими

расходами и "объясняющими" переменными в уравнениях, содержащих денежную

массу. Из этого был сделан вывод, что "при объяснении изменений национального

дохода запас денег несомненно является гораздо более важным, чем автономные

расходы" (т.е. инвестиции.), что "простая версия доходно-расходной

(кейнсианской.) теории... почти совершенно неприменима для описания

стабильных эмпирических связей" и что "подход количественной теории к

изучению изменений дохода, по-видимому, более плодотворен, чем подход доходно-расходной теории". Что касается экономической политики,

В соответствии с позитивистским методом Фридмена именно прогнозные свойства

служат главным критерием правильности доктрины.

И здесь, по мнению авторов, "контроль над запасом денег служит гораздо более

полезным орудием воздействия на уровень совокупного денежного спроса, чем

контроль над автономными расходами". Еще одна фаза противостояния

монетаристской и кейнсианской доктрин касалась вопроса о характере и причинах

промышленных циклов. В 1963 г. М. Фридмен и А.Шварц выпустили под эгидой

Национального бюро экономических исследований США объемистую книгу

"Монетарная история Соединенных Штатов, 1867-1960", где на огромном

статистическом материале они пытались доказать, что все крупные циклические

колебания хозяйственной активности в новейшей истории Соединенных Штатов

определялись хаотическими колебаниями денежной массы. Этот шаг в развитии

монетаризма тесно связан с предшествующей фазой- преобразованием

традиционной количественной теории из теории - общего уровня цен в теорию

номинального дохода. В центре монетаристского исследования цикла как раз и

находится предполагаемая причинная зависимость между изменениями денежного

запаса и колебаниями валового национального продукта (дохода) в денежном

выражении.

Важную роль в эволюции монетаризма сыграла дискуссия о природе инфляции.

Фридмен и другие монетаристы трактуют инфляцию как "чисто денежное"

явление, порождаемое ускоренной эмиссией платежных средств. Здесь отчетливо

выступают неоклассические корни доктрины. ее связь с количественной теорией,

провозглашающей наличие прямой и непосредственной связи между количеством

денег и общим уровнем цен. И хотя монетаристская модель номинального дохода

допускает изменения его физического компонента под влиянием денежных сдвигов,

основной эффект всегда проявляется в области цен. Деньги в этой схеме

нейтральны, их эффект выражен в изменениях "ценовой оболочки".

Кейнсианская позиция по этим вопросам существенно отличалась от

монетаристской. Согласно взглядам автора "Общей теории", "подлинная" инфляция

возникает лишь тогда, когда экономика страны достигает уровня полной занятости;

до этого момента, при наличии в хозяйстве незагруженных мощностей и большой армии безработных, рост денежной массы в обращении будет оказывать

преимущественное влияние не на уровень цен, а на физический объем

производства через изменения нормы процента. Небольшая ("ползучая") инфляция

имеет, с точки зрения кейнсианцев, полезный, "взбадривающий" эффект, она

сопутствует процессу экономического развития, росту производства и дохода. Но в

целом теория цены была ахиллесовой пятой кейнсианского учения. Обычно

принималась предпосылка неэластичности ценового уровня в краткосрочном

периоде, что устраняло из поля зрения анализ инфляции и ее отрицательных

последствий для экономики. В 60-х годах сторонники кейнсианского подхода

предприняли попытку восполнить этот пробел, использовав аппарат кривой

Филлипса. Английский экономист А. Филлипс выявил статистическую корреляцию

между темпами изменения заработной платы и уровнем (темпами изме-нения)

безработицы в Англии за период 1861 - 1957 гг Позднее П. Самуэльсон и Р. Солоу

заменили в диаграмме Филлипса темп изменения заработной платы на темп

изменения уровня цен и получили "модифицированную" кривую Филлипса, где

динамика цен связана обратной зависимостью с уровнем безработицы. Из этого

были сделаны важные выводы в отношении экономической политики.

Тезис о том, что, чем выше темпы инфляции, тем меньше безработица и, наоборот,

чем медленнее растут цены, тем больше людей теряет работу, соответствовал

кейнсианским рецептам управления конъюнктурой. Практикам экономического

регулирования рекомендовалось "скользить" вдоль кривой и выбирать такую

комбинацию темпов инфляции и безработицы, которая соответствует текущим

целям и приоритетам политики. Если, например, желательно существенно

повысить уровень производства с помощью экспансионистских мероприятий, то

следует пожертвовать ценовой стабильностью, допустив при этом ускорение

инфляции. Если же возникает необходимость "охладить" экономику и затормозить

рост цен, то этого можно достигнуть, сократив производство и занятость. Расчеты

на основе кривой Филлипса обещали, казалось, простое и доступное решение

проблемы "конфликта целей" экономической политики. Филлипс, например,

полагал в начале 60-х годов, что стабильность цен в Англии может быть обеспечена

при норме безработицы 2,5%, а в США—7—8%. В свою очередь, основываясь на

расчетах параметров кривой Филлипса, Совет экономических консультантов при президенте США принял в 1962 г. решение ориентироваться на 4%-ный уровень

безработицы, который, по его мнению, соответствовал "приемлемому темпу

инфляции в 4% в год".

Монетаристы выступили против кейнсианского истолкования кривой Филлипса и

изображения инфляции как "неизбежной платы" за достижение высокого уровня

производства и занятости. Они отвергли идею "постоянного компромисса" целей

равно как и возможность бесконечного балансирования между умеренной

инфляцией и полной занятостью.

Эта полемика знаменовала собой новую, пожалуй, наиболее важную стадию

монетаристского наступления. На заседании Американской экономической

ассоциации в декабре 1967 г. Фридмен высказал мысль о существовании

"естественного уровня безработицы", который жестко определен условиями рынка

рабочей силы и не может быть изменен мерами правительственной политики. Если

правительство прилагает усилия для поддержания занятости выше ее

"естественного" уровня с помощью традиционных бюджетных и кредитных

методов нагнетания спроса, то эти меры будут иметь сугубо кратковременный

эффект и в конечном счете приведут лишь к росту цен.

Важное место в рассуждениях Фридмена отводилось инфляционным ожиданиям -

предположениям по поводу будущего роста цен, формирующимся в сознании

участников экономического оборота. Кейнсианцы в своих построениях не

придавали значения реакции хозяйственных агентов на обесценение денег. У

монетаристов же эти процессы заняли центральное место. Они выдвинули идею

адаптивного характера ожиданий, которые, по их мнению, базируются на прошлом

опыте и целиком зависят от темпов изменения цен в предшествующем периоде.

Согласно этой версии, чем выше темпы инфляции, тем в большей степени

участники воспроизводственного процесса учитывают в своих прогнозах и

действиях предстоящий рост цен и стараются нейтрализовать его последствия с

помощью специальных оговорок в трудовых соглашениях, деловых контрактах и

т.д. Поэтому с течением времени перераспределительные и стимулирующие

эффекты инфляции, на которые рассчитывает правительство, ослабевают. Чтобы

активизировать их, правительственные органы вынуждены прибегать к новым,

"внезапным", не учтенным в хозяйственных договорах и контрактах о найме рабочей силы инфляционным "встряскам". Это ведет ко все более крупным дозам

дефицитного финансирования из бюджета, вызывая нескончаемый рост

инфляционной спирали. Теория Фридмена получила в этой связи название

"акселерацонной доктрины", т.е. доктрины постоянно ускоряющихся темпов

инфляции. Чтобы разорвать порочный круг, Фридмен рекомендовал прекратить

"бессмысленную" политику стимулирования спроса и снять с повестки дня лозунг

достижения высокого уровня занятости.

Спор по поводу кривой Филлипса тесно связан с монетаристскими

рекомендациями в Области экономической политики. Первые заявления по этим

вопросам Фридмен сделал еще в статье "Денежные и фискальные основы

экономической стабильности" (1948), а затем в серии лекций, прочитанных в

Фордхэмском университетов 1959г. В качестве основополагающего принципа

политики в денежной сфере там была сформулирована идея так называемого

денежного правила, т.е., увеличения денежной массы постоянным темпом

независимо от состояния конъюнктуры и фазы цикла.

Война, которую монетаристы в течение многих лет вели против "фискализма", как

они именовали кейнсианскую политику, делающую упор на бюджетные методы,

также имела свои этапы. Сначала среди аргументов монетаристов по поводу

несостоятельности этой политики делался упор на непредсказуемость результатов

государственных мероприятий из-за наличия задержек (лагов) в проявлении

эффекта этих мер, а также ссылка на неэффективность налоговых и других

бюджетных методов регулирования. Позднее же на первое место в системе

доказательств вышел эффект вытеснения частных (негосударственных) инвестиций

вследствие отвлечения, крупных материальных и денежных ресурсов в сферу

правительственных операций. Суть этого довода заключалась в следующем: то, что

выигрывает хозяйство от увеличения государственных инвестиций, оно теряет из-за

одновременного сокращения расходов частнокапиталистического сектора.

В середине 70-х годов противоборство кейнсианской и монетаристской школ уже

непосредственно проявилось в области практических мероприятий хозяйственной

политики.

В конце 70-х и начале 80-х годов показателем резко возросшей популярности

монетаризма стало использование его предписаний при формулировании экономической политики. Широкое распространение в практике центральных

банков получили различные варианты денежного правила. Это привело к

существенным изменениям в стратегии экономического регулирования в

капиталистических странах. Тактика активизма, энергичного управления спросом

для исправления конъюнктурных "перекосов" и ускорения темпов хозяйственного

роста утратила свою привлекательность. Произошел поворот к "постепенности" и

"сдержанности" в проведении политики, сопровождающийся "зажимом" денежной

массы и ограничением кредита.

Ускорившийся рост цен, несомненно, способствовал изменению настроений и

преференций различных слоев капиталистического общества, благоприятствовал

распространению монетаристских идей, тогда как упорное игнорирование

кейнсианцами отрицательных последствий инфляции подорвало их позиции в

глазах общественного мнения. Но причины быстрого роста популярности

монетаризма значительно глубже. Их корни следует искать в ухудшении общих

условий капиталистического воспроизводства, что привело к изменению

стратегической линии правящих кругов капиталистических стран, их резкому

сдвигу вправо.

Темпы экономического роста в 70-х годах значительно упали. Выявился ряд

неблагоприятных факторов—нехватка важных видов сырья, дефицит

энергоресурсов, некоторых продовольственных товаров. Обострилась конкуренция,

и возросли трудности сбыта на внутренних и мировых рынках. Значительно возрос

накал классовой борьбы, увеличилось количество банкротств. Одновременно

снизилась эффективность производства, производительность труда. Под угрозой

оказалась святая святых капиталистического предпринимательства — норма

прибыли.

В этих условиях на смену кейнсианскому лозунгу полной занятости была

выдвинута цель обеспечения стабильности покупательной силы денежной

единицы. Руководители монополий взяли курс на развязывание стихии рынка,

свертывание правительственных социальных программ, прекращение политики

стимулирования экономического роста. Получили популярность теоретические

схемы, призывающие к возрождению неоклассических принципов, резко

ограничивающих вмешательство правительственных органов в хозяйственный процесс. Монетаризм стал важной частью "нового консерватизма".

Характерные признаки монетаризма

Развернутый перечень свойств мы находим в лекции Фридмена "Контрреволюция

в денежной теории":

1) Существует "последовательная, хотя и не абсолютно точная связь" между

темпом роста количества денег и темпом роста номинального дохода;

2) Изменения номинального дохода следуют за изменениями денежной массы с

отсрочкой в 6—9 месяцев. В краткосрочном периоде сдвиги оказывают влияние

главным образом на производство, а в долговременном—на цены;

3) Инфляция "всегда и везде представляет собой денежное явление", будучи связана

с опережающим ростом денег по сравнению с производством. При этом рост

государственных расходов может иметь или не иметь инфляционных последствий

в зависимости от того, покрываются ли они за счет дополнительного выпуска

денег;

4) "Передаточный механизм" влияния денежных сдвигов на величину

номинального дохода связан с изменением относительных цен обширного круга

активов, а не только с изменениями нормы процента; эти изменения (на которых,

как мы помним, делали акцент кейнсианцы) служат "обманчивым и ненадежным"

ориентиром денежно-кредитной политики.

Монетаристская версия количественной теории денег

Фридмен заявил, что в первом приближении количественная теория—это "не

теория производства, денежного дохода или цен", а теория спроса на деньги. Поиск

стабильной функции спроса на деньги знаменовал начало открытой конфронтации

с Кейнсом, у которого спрос на ликвидные активы (благодаря наличию

спекулятивного мотива) зависит от быстро меняющихся и непредсказуемых

настроений хозяйственных агентов. Монетаристы же, напротив, выдвинули

утверждение, что "спрос на деньги в высшей степени стабилен даже при очень

неблагоприятных условиях", рассматривая это как гарантию устойчивости

хозяйственного механизма.

Важно подчеркнуть, что стабильная функция спроса на деньги служит лишь иным

способом выражения идеи постоянства скорости обращения денег, которая, всегда

была ключевой предпосылкой количественной теории. Однако в монетаристском

варианте жестко детерминированные формулы скорости заменяются вероятностной

связью, допускающей значительные колебания числовых значений этого

показателя. Ссылаясь на результаты, полученные Ф.Кейгеном, Фридмен утверждал,

например, что многократно наблюдавшиеся скачки скорости обращения денег в

периоды гиперинфляции не противоречат пониманию стабильности как

устойчивого функционального отношения между спросом на деньги и рядом

независимых переменных.

При построении модели спроса на деньги Фридмен анализирует поведение двух типов хозяйственных агентов - домашних хозяйств (или "конечных, владеющих

богатством единиц") и капиталистических фирм. В его трактовке для первых

деньги являются одной из форм хранения богатства, для вторых—капитальным

активом, "источником производственных услуг". В обоих случаях деньги в духе

кембриджской традиции анализируются не в движении (не как "поток"), а как

моментный показатель ("запас"), будучи компонентом портфеля накапливаемых и

взаимозаменяемых активов.

У Кейнса процедура выбора предельно упрощена — деньги или "облигации" (т. е.

долговые обязательства, приносящие процентный доход). У Фридмена же

хозяйственный индивид имеет более широкий веер альтернатив. В его портфеле

наряду с деньгами присутствуют облигации, акции, товарные запасы,

"человеческий капитал". Каждый индивид распределяет доход в соответствии со

своей системой приоритетов, своими вкусами и предпочтениями. При этом он

руководствуется также соображениями перспективной доходности каждого вида

активов, оценкой "потока услуг", которые он надеется от них получить.

Главный элемент портфеля в монетаристской модели – деньги. Они обеспечивают

владельцу гарантию осуществления платежей, создают резерв ликвидности на

случай непредвиденных обстоятельств и т.д. Ожидаемые поступления от этой

формы богатства обозначаются в уравнении спроса rm Ценность денег, их

покупательная сила, связана обратной зависимостью с уровнем цен (Р).

Монетаристы обычно учитывают влияние этого фактора, оперируя "реальными"

величинами кассовых остатков. Понятие "человеческий капитал" связано с

"инвестициями в человека" расходами на приобретение знаний, укрепление

здоровья и т. д.

Доход от облигаций и акций имеет форму процентных платежей и дивидендов (rb и

re). Товары приносят "поток услуг" в натуре. Кроме того, они подвержены

обесценению или повышению стоимости при изменении товарных цен. Поэтому в

уравнение вводится темп изменения общего уровня цен (1/P • dP/dt ). Что касается

"человеческого капитала", то Фридмен оперирует переменной w, призванной

отобразить соотношение между "человеческим" и "физическим" элементами

капитала. Сумма реальных (с учетом изменения цен) доходов, подлежащих

распределению, обозначается через у, а переменная, представляющая неучтенные

факторы, вкусы и предпочтения хозяйственных субъектов,— через и.

В итоге уравнение спроса на деньги для "индивидуальных владельцев богатства"

принимает следующий вид:

М/Р = f(y,w;rm,rb,re;1/P•dP/dt;u)

где М/Р— реальные денежные остатки; y—национальный доход в постоянных ценах; w—доля "физического" компонента национального богатства; rm -ожидаемая

номинальная норма доходности денежных остатков; rb - ожидаемая номинальная

норма доходности ценных бумаг с фиксированным доходом ("облигаций"); re —

ожидаемая номинальная

норма доходности акций; 1/P • dP/dt -ожидаемый темп изменения уровня товарных

цен; и — прочие факторы, воздействующие на спрос на деньги. Уравнение может

быть легко преобразовано в уравнение скорости обращения денег (V),

рассчитываемой как скорость в кругообороте доходов (Y/M). Факторы,

воздействующие на спрос на кассовые остатки, сохраняют силу и для скорости

обращения денег, которая, как мы уже говорили, служит в модели монетаристов

лишь иным способом выражения потребности в кассовых остатках.

Вторая категория агентов, накапливающих деньги, - капиталистические фирмы.

Фридмен признает, что в кругообороте средств капиталистического предприятия

деньги играют качественно иную роль, чем у потребителей. Однако с помощью

ряда упрощений спрос предпринимательского сектора сводится к уравнению. При

этом расширяется лишь охват неучтенных факторов (и).

Объединение спроса на кассовые остатки различных категорий хозяйственных

агентов отвечает принципам монетаристского подхода, где предпочтение отдается

укрупненным показателям. Однако даже на высоком уровне абстракции подобное

агрегирование требует значительных оговорок. Не случайно при поиске уравнения

спроса с хорошими прогнозными свойствами экономисты вынуждены идти по линии их дезагрегирования и учитывать специфику разных категорий

хозяйственных субъектов.

В укрупненных моделях спроса на деньги, применяемых монетаристами,

социальная структура капиталистического общества не принимается во внимание.

Между тем динамика различных экономических факторов может оказать

совершенно различное влияние на спрос на кассовые остатки со стороны

финансиста, играющего на бирже, или низкооплачиваемого служащего или

фермера. Неодинакова реакция на изменение отдельных факторов и представителей

различных социальных слоев внутри каждого класса. Эти моменты уравнения

Фридмена не учитывают.

Игнорирует Фридмен и сложности, связанные с распространением индивидуальной

функции спроса, выведенной для одного "типового" агента, на все хозяйство. Он

признает, правда, что конечный результат агрегирования "зависит от распределения

единиц по ряду переменных". Например, ожидание инфляции у разных участников

оборота различно: "w и у явно и существенно различаются для отдельных единиц".

Но и в этом случае Фридмен ссылается на высокий уровень абстракции своего

анализа, что, как ему представляется, освобождает его от необходимости учета этих

различии.

Одним из достоинств своего подхода Фридмен считает рассмотрение теории денег

как "особой темы в теории капитала". В марксистской политической экономии, где

дается глубокий научный анализ системы понятий капиталистического способа

производства, показано, что капитал — это общественно-экономическая категория,

свойственная определенному типу производственных отношений и получающая

полное развитие в условиях капитализма. Под капиталом понимается самовозрастающая стоимость, т.е. стоимость, приносящая прибавочную стоимость

на основе эксплуатации наемного труда. Фридмен же использует в неисторическую

и натуралистическую трактовку капитала, идущую от работ Бем-Баверка и

Фишера, где под капиталом понимается любая вещь, приносящая "поток дохода" в

виде денег, товаров или специфических услуг. Соответственно деньги у него —

"капитальный актив", часть накопленного капитального фонда, наряду с

облигациями, акциями, недвижимостью, потребительскими товарами длительного

пользования и.т.д. Между тем деньги, не будучи капиталом, могут служить

покупательными платежным средством, опосредствуя обмен веществ в

хозяйственной системе.

В статье 1956 г. Фридмен намечает путь для преобразования стабильной функции

спроса на деньги в теорию "определения денежного дохода", где изменения

денежной массы в обращении служат главной причиной циклических колебаний

ВНП в текущих ценах. В обосновании такого перехода важное место занимает

традиционное для количественников утверждение, что предложение денег

(денежная эмиссия) носит экзогенный характер, иначе говоря, определяется

автономно, за пределами экономической системы. Это важное условие в системе

доказательств однонаправленной причинности: от денег—к ценам и доходу. Кроме

того, Фридмен выдвигает гипотезу, что спрос на деньги неэластичен в отношении

некоторых аргументов выведенной функции что позволяет ему свести на нет

влияние нормы процента.

В построениях подобного типа явственно проступают контуры старых догм

количественной теории, хотя выражены они в более сложной и завуалированной

форме. Прежние формулы заменяются "более современной" функциональной

связью типа М=f(Y, x)*, но суть от этого не меняется. Сложнейший механизм

общественного производства монетаристы сводят к упрощенной схеме "деньги -

денежный доход", которая включает в себя и старую формулу причинности

"деньги-цены".

Ставя вопрос о делении эффекта изменений денежной массы между физическим и

ценовым компонентами дохода, Фридмен стремится показать, что он не чужд духу

времени и готов внести некоторые коррективы в количественную теорию. Это

своего рода уступка кейнсианству, но уступка скорее формальная, чем действительная. Кейнс утверждал, что, пока в хозяйстве существует безработица,

изменение количества денег будет влиять не на уровень, а на объем производства и

занятости. В отличие от старых количественников Фридмен признает

правомерность постановки этой проблемы, но считает, что современный

аналитический аппарат не позволяет ее решить. Отсюда общая формулировка, что

"доход в денежном выражении является зеркальным отображением изменений

номинального количества денег".

С приходом монетаризма поиск стабильной функции спроса на деньги стал одной

из самых популярных областей экономического анализа в капиталистическом мире.

"Наличие стабильной функции спроса,—пишут Дж. Джадд и Дж. Скэддинг,—

означает, что количество денег связано с небольшой группой ключевых

переменных, которые в свою очередь связывают деньги с реальным сектором

хозяйства". Обнаружение такой связи укрепляет позиции тех, кто считает, что

деньги оттужат важным и эффективным средством воздействия на состояние

экономической конъюнктуры.

Авторы эмпирических работ по спросу на деньги обычно стремятся дать ответ на

ряд вопросов, представляющих особый интерес для содержательной

интерпретации полученных результатов. Сюда, в частности, относятся такие

вопросы, как выбор "наилучшего" показателя денежной массы, обеспечивающего

надежную связь параметров уравнения спроса; уяснение роли процентных ставок в

формировании спроса на кассовые остатки и оценка величины эластичности спроса

по проценту; определение адекватного показателя экономического оборота или

запаса активов и т.д.

Результаты эмпирических расчетов важны для оценки теоретических гипотез. Так,

получение "статистически надежных" уравнений спроса на деньги с применением

узкого показателя денежной массы обычно истолковывается как свидетельство

предпочтительности трансакционных моделей спроса. Если же лучшие результаты

дают уравнения с широким показателем денег (включающим срочные и

сберегательные вклады), то они более благоприятны для сторонников портфельного

подхода. С другой стороны, выявление высокой эластичности спроса на деньги по

проценту подкрепляет кейнсианскую позицию.

Примером монетаристской интерпретации функции спроса на деньги служит работа М.Фридмена 1958 г. В ней указывается на наличие странного и

труднообъяснимого феномена—расхождения в долговременной и циклической

динамике показателя скорости обращения денег в США в течение периода 1870—

1954 гг. Автор указывает, что изменения скорости денег и реального (в постоянных

ценах) ВНП совпадали в пределах конъюнктурного цикла, но шли в

противоположных направлениях, если брать весь период в целом . Пытаясь

объяснить это противоречие, Фридмен сначала обращается к поиску факторов,

которые, помимо реального дохода, могли бы повлиять на изменения скорости в

пределах конъюнктурного цикла. Он отрицает важность процентных ставок,

утверждая, что "характер их циклического движения делает маловероятной их

ответственность за крупные, часто повторяющиеся и синхронные изменения

скорости обращения денег в ходе цикла".

Деньги в изображении Фридмена — наиболее инерционный элемент портфеля

активов. В его модели кассовые остатки не являются "амортизатором" или

"поглотителем шоков" при временных колебаниях дохода. Он предлагает гипотезу,

что спрос на деньги определяется не обычным ("измеряемым") доходом, а

устойчивой его частью—так называемым постоянным (permanent) доходом.

Последний рассчитывается как взвешенная средняя из ряда уровней дохода за

текущий и прошлые годы с убывающими по экспоненте весами по мере удаления

от настоящего периода. Иначе говоря, предъявляя спрос на деньги, хозяйственные

субъекты ориентируются не на сиюминутный, а на прошлый доход, что

соответствует адаптивной модели формирования ожиданий. Такая гипотеза, по

мнению автора, содержит разгадку наблюдаемых расхождений динамики скорости

в долговременном и циклическом аспектах.

Гипотеза постоянного дохода лежит в основе фридменовского уравнения спроса на

деньги, где реальный постоянный душевой доход "объясняет" подавляющую часть

колебаний спроса на деньги:

-M/NPp = γ(Yp/NPp)δ где М/NРр — реальные кассовые остатки на душу населения (Рр — "постоянный"

уровень цен, N — население); Yp/NРр -реальный постоянный доход на душу

населения; γ и δ — числовые параметры функции. При расчете числовых коэффициентов регрессии на основе годовых данных по

США за период 1870 - 1954 гг. показатель эластичности спроса на деньги по доходу

значительно превосходил единицу (δ = 1,81). Это дало повод Фридмену характеризовать деньги как "предмет роскоши" по аналогии с потребительскими

товарами, спрос на которые изменяется в большей степени, чем изменение дохода.

Правда, в одной из последних работ Фридмен (в сотрудничестве с А. Шварц)

получил при расчете функции спроса другое значение эластичности по доходу,

более близкое к единице. Но главный вывод работы 1958 г. заключался в

демонстрации незначительности влияния процентных ставок на потребность в

кассовых остатках (при полном господстве влияния постоянного дохода).

Методология Фридмена неоднократно подвергалась серьезной критике. Ряд авторов

расценили высокую эластичность спроса по доходу и полную

"нечувствительность" его к норме процента как результат применения сглаженных

рядов постоянного дохода, "постоянных" цен и широкого показателя денег.

Указывалось, что в ходе эконометрических расчетов эффект влияния процентных

ставок в значительной мере исчезает из-за включения в показатель денежной массы

срочных вкладов, по которым уплачивается процент. В то же время, несмотря на

выводы Фридмена, многие исследователи обнаружили статистически значимую

связь спроса на деньги с изменениями процентных ставок. Так, А.Мельцер,

применив при расчетах функции спроса на деньги в США за 1900 - 1958 гг.

фридменовские оценки постоянного дохода и долгосрочные ставки, сделал вывод о

важной роли процента. Этот вывод подтверждают и другие исследователи.

Обобщая результаты многих эмпирических работ по спросу на деньги, Д. Лейдлер

пишет: "Независимо от того, используются ли в качестве ограничения при расчетах

функции спроса на деньги доход, богатство или постоянный доход, определена ли

денежная масса широко или узко... применяются ли краткосрочные или

долгосрочные процентные ставки, показатели ожидаемых темпов роста цен,

доходности обязательств финансовых посредников, процентные ставки на

заграничных рынках, доход от акций или даже индекс уровня и структуры процента

в целом... имеются исчерпывающие свидетельства того, что спрос на деньги

устойчиво связан обратной связью с альтернативными издержками хранения денег.

Из всех проблем расчета спроса на деньги эта проблема, по-видимому, решена наиболее основательно". Таким образом, "антикейнсианский" вывод Фридмена о

незначительном влиянии процентных ставок на денежный спрос не получил

подтверждения в ходе последующих исследований.

К началу 70-х годов вопрос о существовании стабильной функции спроса на деньги

казался окончательно решенным. Профессор Принстонского университета

С.Голдфельд провел в 1973 г. тщательное исследование спроса на деньги в США с

использованием квартальных данных за период 1952-1972 гг. и получил хорошие

статистические результаты для уравнений следующего вида:

lnM1t /Pt = a0 + a1lnGNPt +a2lnRMSt + + a3lnRSAVt + a4lnM1(t-1 )/P(t-1),

где M1 -узкий денежный агрегат; GNP- реальный ВНП; Р -индекс цен; RMS -

краткосрочная ставка процента; RSAV -ставка по сберегательным вкладам;

M1(t-1)/P(t-1) - лаговый показатель денежной массы. Уравнения подобного типа (с

применением реального ВНП, двух видов процентных ставок и денежной массы за

прошлый период) стали очень популярными и получили даже статус "стандартных"

уравнений спроса на деньги.

Вскоре, однако, возникли серьезные трудности. Уже в середине 70-x годов попытки

прогнозировать динамику денежного спроса на основе "голдфельдовских"

уравнений оказались неудачными: предсказанные величины в большинстве случаев

существенно превышали фактическую денежную массу, причем ошибка прогноза

кумулятивно нарастала. Так, в работе Дж. Энцлера, Л.Джонсона и Дж.Паулуса, где

для имитации динамики депозитов до востребования в США в 1973 - 1976 гг.

использовалось уравнение "голдфельдовского" типа, ошибка прогноза на I квартал

1976 г. составила 14,6% суммы депозитов. Введение новых "объясняющих"

переменных не привело к существенному уменьшению ошибки. Была выдвинута

версия, что произошел "сдвиг" функции спроса на кассовые остатки, который

вызван финансовыми нововведениями последних лет, приведшими к ускорению

оборачиваемости денег и относительному сокращению потребности хозяйства в

"активных" кассовых остатках. Прежняя уверенность в существовании стабильной

функции спроса на деньги была поколеблена. Лейдлер вынужден был признать: "В

течение последнего десятилетия. в ряде стран связь (между денежной массой и ВНП) изменялась непредсказуемым образом".

В начале 80-х годов обнаружились новые свидетельства неустойчивости функции

спроса на кассовые остатки. В 1982 г. показатель скорости обращения денег,

исчисляемый как отношение ВНП к узкому денежному агрегату М1, впервые за

последние 35 лет снизился на 4,7%. Это было воспринято как еще один удар по

монетаристской концепции. Новое "смещение" функции спроса совпало по

времени с выходом в свет книги М. Фридмена и А. Шварц, посвященной

тенденциям развития денежной сферы в США и Англии за более чем 100-летний

период. Основные идеи этой книги базируются на положении об устойчивости

показателя скорости. Как писали Д.Бэттен и К.Стоун, "было бы иронией и

загадкой", если бы в момент выхода этой книги обнаружилось, что

"фундаментальные связи вдруг распались". Авторы указывают на

распространившийся взгляд, что "недавние финансовые нововведения и

расширившееся применение прежних новшеств подобного рода привели к такому

искажению самого понятия денег и его показателей, что утверждения

монетаризма... не имеют более силы". В популярной прессе начало

распространяться мнение о "подрыве позиций монетаризма".

При оценке ситуации в денежной сфере спрос на деньги представляет собой лишь

одно лезвие ножниц, другое — это предложение денег. В монетаристской доктрине

наряду с тезисом о стабильной функции спроса на кассовые остатки чрезвычайно

важным и необходимым компонентом служит положение об экзогенном (т.е.

автономном, не связанном с функционированием хозяйства) характере

формирования денежной массы. Как заметил Н.Калдор, "упорные попытки

Фридмена обосновать количественную теорию с помощью стабильной функции

спроса на деньги или стабильной скорости... находятся в критической зависимости

от того, является ли количество денег экзогенной величиной, устанавливаемой по

усмотрению органов денежного контроля безотносительно к спросу на деньги".

Монетаристы подчеркивают независимый характер изменений денежной массы,

применяя условные аналитические приемы введения денег в каналы обращения. В

работе "Оптимальное количество денег" Фридмен демонстрирует идею

"навязывания" денег извне с помощью примера, когда они сбрасываются с

вертолета и равномерно распределяются среди населения. Подобный способ эмиссии призван подчеркнуть первичность изменений денежной массы по

отношению к последующим сдвигам в производстве или обращении

общественного продукта. Интересно отметить, что аналогичные приемы

демонстрации независимого характера денежной эмиссии были характерны для

многих сторонников традиционной количественной теории (от Д. Юма до И.

Фишера). Излюбленный пример, который можно встретить в их работах,—

удвоение количества денег у населения "в течение одной ночи" с последующим

рассмотрением реакции хозяйственных агентов на это событие.

Популярность "вертолетных денег", падающих на землю как манна небесная,

объясняется просто. Навязывание денег хозяйству насильственным путем делает их

главным причинным фактором экономических сдвигов. И напротив, если деньги

пассивно следуют за изменениями хозяйственной активности, автоматизм схемы

количественников нарушается. Поэтому идея "денежных шоков" с последующей

подстройкой к ним ценовой структуры неизменно присутствует во всех вариантах

и модификациях неоклассической теории денег.

Фридмен неоднократно подчеркивал факт "независимости" предложения денег от

факторов спроса на кассовые остатки. В статье 1956 г. он ссылается на разного рода

технические условия выпуска денег, на "политические и психологические

моменты", определяющие действия центрального банка. В другой работе

критикуется подход кейнсианцев, где количество денег пассивно

"приспосабливается к потребностям торговли".

Идея автономности денег последовательно проводится и в рамках более общей

темы монетаристской парадигмы, а именно трактовки денег как причинного

фактора циклических колебаний конъюнктуры. Ссылаясь на позицию И. Фишера,

который в 30-х годах назвал экономический цикл "танцем доллара" ("dance of the

dollar"), иначе говоря, отражением изменений покупательной силы денег, Фридмен

задает вопрос: "Является ли цикл преимущественно отражением "танца доллара",

или же, наоборот, доллар повторяет в основных чертах танец цикла?" Если

опустить словесный камуфляж и защитные оговорки, то вывод монетаристов

сводится к утверждению, что именно сдвиги в денежной массе определяют все

крупные изменения хозяйственной конъюнктуры, или, следуя терминологии

Фишера, хозяйство "пляшет" под дудку денег! В основе этой схемы лежит принцип полной автономности денежной массы. .

Неудивительно, что монетаристы встречают в штыки любые упоминания о

кредитной природе современных денег, ибо именно с такими деньгами связано

представление о пассивной реакции денежной массы на изменение товарооборота.

А это противоречит экзогенному принципу эмиссии платежных средств в

монетаристских схемах. Непонимание теснейшей взаимосвязи и взаимной

обусловленности денежного и кредитного обращения ведет к теоретической

путанице в таком важнейшем для монетаристов вопросе, как понятие денежной

массы. В "Монетарной истории Соединенных Штатов" дается широкое и по

существу бессодержательное определение денег как "временного вместилища

покупательной силы (temporary abode of purchasing power), позволяющего отделить

акт покупки от акта продажи". Акцент авторов книги на "резервной" функции денег

ведет к утрате четких критериев отделения денег от неденег, что предоставляет им

полную свободу в выборе "нужного" агрегата. "Определение денег, - пишут

Фридмен и Шварц в другой работе, - следует выбирать не на основе какого-то

комментарии (0)
Здесь пока нет комментариев
Ваш комментарий может быть первым
Это только предварительный просмотр
3 страница на 39 страницах
Скачать документ